Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

СИНДРОМ СВИДЕТЕЛЯ (WITNESS SYNDROME)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

This post is also available in: English

СИНДРОМ СВИДЕТЕЛЯ

(WITNESS SYNDROME)

В России популярен миф о том, что европейцы и американцы ужасные стукачи. Мол, если подвыпивший мужик решить пешком дойти до дома, то его «вложит» с десяток соседей, которые позвонят в полицию и сообщат о пьяном на их улице.

Возможно, на такое поведение американцев повлияла история с Китти Дженовезе.

ИЗБЕГАТЬ ПРОБЛЕМ

Екатерина Сьюзен «Китти» Дженовезе родилась нью-йоркском районе Бруклин 7 июля 1935 года. Она была старшей из пяти детей Дженовезе. Родители Китти явно беспокоились о безопасности своих детей.

В 1953 году мать Дженовезе стала свидетелем убийства на близлежащей к их дому улице, и это побудило семью переехать в Новый Ханаан, штат Коннектикут. Однако Китти, к тому времени уже окончившая школу и работавшая секретарем в страховой компании, предпочла остаться с бабушкой дедушкой в Нью-Йорке, где жизнь была более живой и насыщенной. Впрочем, главным обстоятельством того, что она предпочла Город Большого Яблока, стало наличие в этом городе парня, который питал к ней серьезные намерения. Они поженились, но вместе прожили не долго, и в 1954 году разошлись.

Спустя некоторое время Дженовезе устроилась на работу барменом. Живая работа с людьми ы баре нравилась ей гораздо больше, нежели перебирание бумажек в офисе. Однако эту работу она потеряла в 1961 году, когда ее уличили в подпольной букмекерской деятельности, оказалось, что она втихушку принимала ставки на скачки от посетителей бара. 

Но Китти не пала духом и вскоре устроилась барменом в баре «11-й час Эва», в Куинсе. Там ее способности оценили и назначили менеджером. На этой должности она фактически управляла баром и вкалывала чуть ли не сутками, чтобы скопить денег на собственный итальянский ресторан.  Надо полагать, что после того, как Китти десять лет по ночам смотрела на лица пьяных мужиков в баре, у нее пропала какая-либо тяга к мужскому полу. В ночном клубе Гринвич-Виллидж она в 1963 году познакомилась с лесбиянкой Мэри Энн Зелонко, и предпочла однополую любовь с ней традиционным связям. Китти и Мэри при выборе их семейного гнездышка руководствовались главным образом, чтобы это был тихий, спокойный и безопасный район. И наконец, присмотрели квартиру на втором этаже в Кью-Гарденс в Квинсе.

УБИЙСТВО

13 марта 1964 года около 2:30 утра Дженовезе вышла из бара, в котором работала, села в машину и отправилась домой. Когда она стояла на светофоре на проспекте Гувера, Китти приметил сидевший в припаркованной машине маньяк Уинстон Мозли. В ту ночь его настолько охватила тяга к убийству, что он проснулся, тихо выбрался из постели, чтобы не потревожить спящую жену, оделся и отправился на кровавую охоту. Ночью проезжавших мимо машин с одинокими женщинами было мало, а потому, когда Мозли увидел Китти за рулем ее красного «Фиата», он решил, что это ему своего рода подарок Дьявола, и отправился за ней. Между тем, ничего не подозревающая Дженовезе спокойно припарковала свою машину на стоянке на Лонг-Айлендской железной дороге, примерно в 30 метрах от своего дома. Она уже шла к подъезду, когда обернулась на торопливые шаги позади и увидела мужчину с охотничьи ножом, чей вид не сулил ничего хорошего.

Китти побежала. Но мужчина легко настиг ее и дважды ударил ножом в спину. Дженовезе истошно закричала. Казалось, что ее крик сейчас всполошит всю округу. Живший по соседству мужчина крикнул в окно «Оставь девушку в покое!». Мозли, который и набросился на Китти с ножом, перепугался и предпочел ретироваться. А Китти медленно побрела к своему дому. Несколько человек позвонили в полицию, но их сообщения не несли четкой информации, поэтому патруль на место происшествия не отправили.

Однако маньяк Мозли, который еще не утолил свою жажду крови, отъехал недалеко. Понаблюдав за улицей и убедившись, что полиции нет, он вернулся. Надвинув на голову широкополую шляпу, чтобы она затеняла его лицо, Уинстон обошел округу. И, наконец, нашел Дженовезе, лежащую в проулке с задней стороны здания. Там была закрыта дверь, и она не смогла попасть в подъезд.

Мозли снова набросился на нее, нанес ей еще несколько ударов ножом, затем изнасиловал и отобрал 49 долларов. После чего удалился, оставив Китти умирать. Ее обнаружила соседка София Фаррар. Она крикнула соседям, чтобы те вызвали скорую помощь. Но до больницы Дженовезе не доехала, она скончалась по дороге.

Первоначально подозрение в убийстве Китти пало на ее сожительницу Мэри Зелонко. Ее допрашивали в течение шести часов два детектива по расследованию убийств, Джон Кэрролл и Джерри Бернс. Однако вряд ли стоит критиковать их за рвение. Через шесть дней после убийства Дженовезе,  Уинстон Мозли был арестован по подозрению в ограблении. Когда полицейский детектив, расследовавший его дело обыскивал багажник его белого «Шевроле», он вдруг вспомнил, что в убийстве Дженовезе фигурировала белая машина, на которой скрылся преступник. Он связался с коллегами, Кэрроллом и Бернсом. А те столь плотно взяли Мозли в оборот, что он сознался не только в убийстве Китти, но и еще в двух злодеяниях. Уинстон «раскололся, что именно он застрели Энни Мэй Джонсон, а потом поджег ее в квартире. А также признался, что убил Барбару Кралик в доме ее родителей.

Психиатрическая экспертиза установила, что Мозли был некрофилом. Первый суд приговорил его к смертной казни. Однако 1 июня 1967 года Апелляционный суд Нью-Йорка пересмотрел наказание и заменил его на 20-летнее заключение.

ИНФОРМАЦИОННАЯ БОМБА

В ходе следствия выяснилось, что Мозли убивал Китти около получаса, а ножевые ранения на ее руках свидетельствовали, что она отчаянно отбивалась. И при этом непрестанно кричала и звала на помощь. Но никто ей не помог.

27 марта 1964 года газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью под названием «37, кто видел убийство, не вызывал полицию». Эта статья стала своего рода информационной бомбой, всколыхнувшей Америку.

На следующий день газета продолжила тему того, почему свидетели преступления предпочитают вести себя по принципу «моя хата с краю». Такому поведению позднее были даны названия «Эффект свидетеля», «Синдром Дженовезе» и «Эффект постороннего» («bystander effect»), которые вошли в учебники по социальной психологии.

Конечно, информацию «Нью-Йорк таймс» пытались оспаривать. Говорили, что свидетелей убийства Китти было не 37, а значительно меньше. Что несколько человек все же позвонили в полицию, но ничего толком сказать не смогли. Но с тем, что «Эффект постороннего» все же существует спорить было трудно. Например, один из соседей Дженовезе, Карл Росс слышал ее крики о помощи. Он даже выглянул на улицу и увидел лежащую на земле Китти и занесшего над ней нож Мозли. Тогда Росс позвонил другу, чтобы спросить, что делать. Друг сказал не вмешиваться. Фраза Росса: «Я не хотел вмешиваться» стала олицетворением «Эффекта свидетеля».

Психологи Бибб Латане и Джон Дарли провели ряд экспериментов и заявили, что свидетели с меньшей вероятностью помогут жертве преступления, если имеются другие свидетели. Чем больше свидетелей, тем меньше вероятность того, что вмешается один из них. Кто-то относил этот эффект к свойствам человеческой натуры, а кто-то посчитал его проявлением бездушности жизни в больших городах.

Общественный резонанс, вызванный гибелью Дженовезе, к которой полиция не пришла на помощь, что позволило маньяку добить ее, привел к реформе системы приема телефонных сообщений о преступлениях. Спустя 4 года появилась знаменитая телефонная служба 911. Но это не решило проблему. Еще через шесть лет почти в том же месте, где подверглась нападению Китти, произошла очень похожая ситуация. 25-летняя Сандра Цалер истошно кричала, когда ее избивали, ее крики слышали многие, но никто не пришел на помощь. И Сандра была забита до смерти.

СУДЬБА МОЗЛИ

Уинстон Мозли так и не вышел на свободу, хотя не раз подавал прошения об этом, а в одном из них написал: ««Для жертвы произошедшее — разовый случай, дело минуты или получаса, в то время как для пойманного преступника это — навсегда».

То, что Уинстону не место на воле, стало очевидным уже спустя год, после того, как апелляционный суд избавил его от смертной казни. В 1968 году Мозли намеренно траванулся прокисшим супом, чтобы его отвезли в больницу. А по пути в больницу города Буффало, штат Нью-Йорк, Уинстон сначала зверски избил охранника, у того даже глаза затекли кровью. Затем Мозли захватил пять заложниц, одну из которых изнасиловал. Только через два дня полиции удалось нейтрализовать буйного зека и освободить заложников.

Мозли скончался в тюрьме 28 марта 2016 года в возрасте 81 года. Он отсидел 52 года, что сделало его одним из старейших нью-йоркских заключенных.

Олег Логинов

Оставьте отзыв