Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

КАЗНЬ ЯНА ГУСА (EXECUTION OF JAN HUS)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

КАЗНЬ ЯНА ГУСА

(EXECUTION OF JAN HUS)

Ян Гус, безусловно является самым популярным человеком в Чехии. Ему и памятников больше всех установлено и даже национальный праздник в честь него учрежден 6 июля, в день его казни.

Казнь Гуса в 1415 года настолько возмутила чехов, что они поднялись на борьбу против Габсбургов и католической церкви в Чехии. Эти события вошли в историю под названием «Гуситские войны».

НЕПОНЯТНАЯ ЕРЕСЬ

Проповедь Яна Гуса.

В России никогда не было войн и крупномасштабных мятежей из-за теологических споров или из-за казни кого бы то ни было. Ни казнь идеолога старообрядства Аввакума в 1682 году, ни казни священнослужителей после Октябрьской революции народ на войну не поднимали, хотя Россия считалась религиозной страной, и иностранцы поражались, как в ней все истово молятся.

Тем более, вероятно, для россиян в современных реалиях непонятно, что же такого кощунственного говорил Ян Гус в своих проповедях, за что его сожгли на костре. И то, что пишут в официальных источниках, ситуацию не разъясняет, а еще более запутывает. В этой связи есть резон, рассмотреть ситуацию в Чехии XV века через призму недавних событий в Российской истории.

Итак, во времена Яна Гуса Чехия (Богемия) входила в состав  Священной Римской империи. У Чехии был свой король, но над ним главенствовал император из династии Габсбургов, а местные церковнослужители подчинялись римским понтификам. В самой Чехии главные роли играли немцы – саксонцы и баварцы. Самыми богатыми представителями общества – бюргерами или крупнопоместными дворянами в основном были немцы или онемеченные чехи. А чистокровные чехи преобладали среди крестьян, ремесленников и мелких дворян.

Ян Гус был из тех чехов, которые сумели добиться высокого положения в своей стране. Он был назначен деканом философского факультета Пражского университета. Но при этом еще и занимался литературным трудом на родном языке. Причем он упростил его, что облегчило распространение грамотности в народе. Гус стал основоположником чешской латинской графики с диакритическими значками, в результате чего процесс чтения и письма стал проще и ближе к нормам устной речи. Кроме этого, Гус перевел на чешский язык Библию, что по тем временам считалось большим кощунством. Например, в Англии выкопали и сожгли останки первого переводчика Библии на английский язык Джона Уиклифа. Гус был последователем Уиклифа и активно проповедовал его идею о том, что люди должны сами читать Библию на понятном им языке. Это стало одной из причин его казни.

Надо полагать, что Ян Гус блестяще владел даром слова и убеждения. Он читал свои проповеди на чешском языке в  Вифлеемской часовне в старой части Праги, и послушать их регулярно собиралось до трех тысяч человек. Он не призывал ни к каким революциям, но говорил по тем временам шокирующие вещи. Например, о том, что нельзя слепо подчиняться церкви, но нужно думать самим, применяя слова из Священного Писания: «Если слепой поведет слепого, оба упадут в яму». Те, кто жил в СССР, по аналогии могут представить, что кто-нибудь из высокопоставленных идеологов ЦК вдруг принялся бы говорить, о том, что не надо читать труды Ленина и слушать речи Брежнева, а жить своим умом.

А самое главное, Гус покусился на церковные доходы. Он говорил, что нельзя взимать плату за таинства и продавать церковные должности. Опять же по аналогии можно представить, что кто-нибудь из советского кабинета министров вдруг заговорил о необходимости перевода плановой экономики на рыночные рельсы.

Впрочем, люди с неординарными взглядами в СССР были. Их называли диссидентами. А потому для нынешнего поколения, наверное, будет понятнее, если представить Яна Гуса диссидентом XV века. Именно так поступил историк Мирослав Калоусек. Говоря о Гусе, он сказал: «Диссидентство – это иным образом истолкованная ересь. Еретик – это приверженец идеологии, отличающейся от точки зрения большинства». А как поступали с диссидентами в СССР всем известно. Так же поступили и с Яном Гусом. Сначала ему запретили проповедовать и стали сжигать его книги.

КОНСТАНЦСКИЙ СОБОР

Картина Вацлава Брожика. «Ян Гус на Соборе в Констанце». (1883)

В 1414 году Гус был вызван на Констанцский собор на своего рода суд. Он понимал, что это чревато для него казнью, но поехал, тем более, что германский король Сигизмунд Люксембургский дал ему охранную грамоту. В Констанце Яна арестовали и заключили в одной из комнат дворца. Первое время условия его содержания были неплохими, но потом Констанцский архиепископ посадил его на хлеб и воду.

Картина Карла Фридриха Лессинга. «Иоганн Гус в Совете Констанце».

Поначалу Гус отказывался говорить на допросах, и чтобы «развязать язык», ему предписали смертный приговор, который можно было сразу же привести в исполнение, если Гус не будет защищаться. Ян начал говорить в свою защиту, но соборные отцы заглушали его речи оскорблениями и проклятьями. Они кричали, что он хуже чем содомит, Каин, Иуда, турок, татарин или еврей. Его выступления они прерывали топаньем ног и воплями: «В костер его! В костер!».

В конце концов, на Яна Гуса был составлен обвинительный акт из 42 пунктов. И он был приговорен к смерти. Говорят, что богослов обратился к королю Сигизмунду, присутствовавшему на соборе, и напомнил ему об охранной грамоте. На что тот якобы ответил:

— Я действительно обещал тебе, еретик, безопасный проезд. Но он касался только дороги сюда. Обратный же путь я тебе не обещал.

КАЗНЬ

Картина Йозефа Матхаузера. «Ян Гус в темнице».

Незадолго до казни епископы, которые заседали на соборе, потребовали, чтобы Гус снял одежду священника, что он и исполнил. После этого они стали обсуждать, как же им ободрать кожу с макушки головы проповедника, выбритой, как у монаха. Гус по этому поводу заметил: «Я поражен тем, что, несмотря на ею, что все вы объединены одной и той же жестокой мыслью, вы не можете придти к согласию, каким же образом исполнить вашу жестокость».

Наконец епископы пришли к общему мнению и расцарапали кожу на голове Гуса ножницами. Затем ему водрузили на окровавленную голову сделанный из бумаги епископский головной убор с нарисованными на нем бесами и надписью: «Главарь еретиков». Когда Гус увидел его, он сказал: «Ради меня Господь Иисус Христос носил терновый венец, почему бы и мне ради Него не носить этот легкий венец, даже если это постыдная вещь».

6 июля 1415 года Яна Гуса вывели на главную площадь Констанца. Первым делом он поблагодарил своих тюремщиков, после того как они передали его в руки палачей. А заплечных дел мастера сняли с него черный кафтан, оставив в одной рубашке. А потом привязали богослова к вертикальному столбу. Стянули веревками в шести или семи местах. Надо полагать, что до этого палачам приходилось иметь дело с обычными преступниками и опыта казнях еретиков у них не было. Поскольку епископы указали им на ошибку:

— Поверните его лицом к западу, а не на восток, ибо он еретик!»

Картина Владислава Муттиха «Ян Гус на костре в Констанце, 1415»

Палачи выполнили их пожелание, а потом цепью за шею примотали голову Гуса к столбу. А вокруг него по самое горло уложили вязанки дров вперемежку с соломой. Говорят, что на дрова положили Библию, то ли ту, которую по-чешски написал Гус, то ли ту, которую по-английски – Уиклиф. Во всяком случае, считается, что вместе с богословом казнили и Библию. По легенде, некая старушка из благочестивых побуждений подложила вязанку хвороста к ногам проповедника, а Ян при этом воскликнул: «О, святая простота!».

В этот момент герцог Баварский, подойдя к нему, предложил отречься от своего учения.

— Нет, я никогда не проповедовал ложных доктрин, и то, что говорил своими устами, я подпишу моей кровью, — ответил Гус.

Когда дрова подожгли и они стали разгораться, Ян запел: «Иисус, сын Давидов, помилуй меня!». Стражники приказали ему замолчать. Но богослов со смехом воскликнул:

— Я-то Гусь! Но за мной прилетит Лебедь!.

Эти слова прозвучали как угроза. Позже эту фразу стали трактовать, как пророчество о пришествии через сто лет реформатора Мартина Лютера.

Когда пламя поглотило Гуса, он запел церковный гимн. А после окончания казни палачи разворошили костер, достали его сердце, насадили на палку и поджарили словно на вертеле. Епископы же тщательно собрали весь пепел, оставшийся от тела Гуса, и выбросили в Рейн, чтобы память о нем была стерта с лица земли. Однако во многом благодаря своей мученической смерти он, напротив, остался в истории.

При жизни Ян Гус своими проповедями пробуждал у чехов национальное самосознание. А окончательно его разбудила смерть проповедника. Когда чешские крестьяне, оказавшиеся отличными воинами, во время Гуситских войн били немецких, австрийских, венгерских, польских и итальянских рыцарей, они верили, что этим мстят за Яна Гуса.

ЭПИЛОГ

В Праге, на Староместской площади, возвышается памятник, воздвигнутый в 1915 году. Его установили спустя пятьсот лет после мученической смерти зачинателя реформаторского движения Чехии. Впоследствии Иоанн Павел II выразил «глубокое сожаление» от имени католической церкви, которая сожгла заживо Яна Гуса. Тем не менее, католическая церковь не признала его мучеником. Зато признала православная.

Олег Логинов

Оставьте отзыв

Select Language