Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ «РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ИНКВИЗИТОРШИ» (REVOLUTIONARY INQUISITORS). По версии Олега Логинова

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

This post is also available in: English

ФОТОРЕЙТИНГ «РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ИНКВИЗИТОРШИ»

(REVOLUTIONARY INQUISITORS).

По версии Олега Логинова

Рисунок Б.Зворыкина «Чекистка» из книги «История Советов» (1922)

В своих «Записках» сын литературного приятеля Горького Н. Г. Михайловского — поминает о разговоре с молодой чекисткою: «…эта девятнадцатилетняя еврейка, которая всё устроила, с откровенностью объяснила, почему все чрезвычайки находятся в руках евреев. «Эти русские — мягкотелые славяне и постоянно говорят о прекращении террора и чрезвычаек», — говорила она мне: «Если только их допустить в чрезвычайки на видные посты, то всё рухнет, начнётся мягкотелость, славянское разгильдяйство и от террора ничего не останется. Мы, евреи, не дадим пощады и знаем: как только прекратится террор, от коммунизма и коммунистов никакого следа не останется. Вот почему мы допускаем русских на какие угодно места, только не в чрезвычайку» 

Евгения Бош

Евгения Бош родилась в 1979 году в Очакове Херсонской губернии (ныне Николаевской области) в семье немца-колониста Готлиба Майша, который приобрёл значительные земельные угодья на Херсонщине, и бессарабской дворянки Марии Круссер.

Воспитывая двух дочерей, Бош увлеклась революционными идеями. В начале 1907 года она развелась с мужем и поселилась в Киеве. Установила контакт с местными большевиками. В феврале 1911 года, став секретарем Киевского комитета РСДРП(б), она завязала переписку с В. Лениным и Н. Крупской.

В апреле 1912 года Е. Бош арестовали. За год предыдущего заключения в Екатеринбургской тюрьме её здоровье значительно ухудшилось. Тяжело больную чахоткой Е. Бош Киевская судебная палата осудила к лишению гражданских прав и пожизненной ссылке в Сибирь. Но в селе Усолье, Иркутской губернии, куда была сослана Е. Бош, она задержалась недолго. Вместе с другим руководителем киевских большевиков, который проходил по одному делу с Е. Бош, — Г. Пятаковым, она бежала через Владивосток в Японию, а потом переехала в США и наконец — в Швейцарию. 

Возвратившись в первые дни после свержения самодержавия в Россию, Е. Бош и Г. Пятаков приложили немало сил, чтобы организовать оппозицию ленинскому курсу на социалистическую революцию — сначала в Петрограде, а потом в Киеве. Однако после Апрельской конференции РСДРП(б) (Е. Бош была её делегатом) она перешла на ленинские позиции. И развелась с Пятаковым из-за политических разногласий.

Ныне Евгения Бош могла бы стать героиней самостийной Украины. Она была одним из организаторов Всеукраинского съезда Советов, провозглашения Украины советской республикой — Украинской Народной Республикой Советов (УНРС), формирования её органов государственной власти.

Е. Бош стала одним из членов ЦИК Советов Украины — высшего органа власти в советской республике, который сформировал исполнительный орган власти — Народный секретариат. Это оказалось нелёгким делом. Претенденты на правительственные должности должны были «по возможности с украинскими фамилиями». Поскольку на должность руководителя правительства «настоящего украинца» не нашли, было решено «главу Совета народных секретарей временно не избирать». Также постановили, что «народный секретарь внутренних дел будет координировать работу Народного секретариата». И фактически Евгения Бош в качестве исполняющего обязанности главы правительства с 17 декабря 1917 года была  руководителем Украины.

В 1918 году Евгения возглавила пензенский комитета партии, главная её задача на этом посту было изъятие хлеба у местного крестьянства. Она так рьяно взялась за дело, что сама спровоцировала крестьянские восстания. По воспоминаниям очевидцев, «в с. Кучки Бош во время митинга на сельской площади лично застрелила крестьянина, отказавшегося сдавать хлеб. Именно этот поступок возмутил крестьян и вызвал цепную реакцию насилия».

Евгения даже жаловалась Ленину на членов пензенского губисполкома, обвиняя их «в излишней мягкости и саботаже», когда они воспрепятствовали ее попыткам устроить массовые расправы над крестьянами.

Евгению Бош в некоторых источниках называют сексуальной психопаткой. Однако ее личная жизнь осталась за завесой истории, зато она осталась там, как злобная революционная инквизиторша. Но большевикам были нужны такие женщины. И они заботились о их благополучии. Правительство не раз направляло Е. Бош на лечение в Грузию, Германию, Италию. Однако, когда мучения от болезни стали невыносимыми, Е. Бош покончила жизнь самоубийством. Это случилось в Москве 5 января 1925 года.

Вера Брауде

Дворянка, дочь действительного статского советника Вера Брауде (1890-1961) стала майором советских органов государственной безопасности, майор. Но при этом многократно арестовывалась как царскими, так и советскими властями.

Вера училась в Казанском Родионовском институте благородных девиц, откуда была исключена. В октябре 1905 арестована, затем освобождена. В апреле 1906 арестована, и через месяц отправлена в Чистопольский уезд Казанской губернии. В 1907 арестована и осуждена к административной высылке на 2 года в Архангельскую губернию, которая заменена на высылку за границу во Францию. В 1908 вернулась в Российскую империю, где была арестована и осуждена к административной высылке на 3 года в Архангельскую губернию. Бежала из ссылки и 28 апреля 1915 снова арестована, в том же году осуждена к административной высылке на 3 года в Иркутскую губернию в село Манзурка. 6 (19) марта 1917 амнистирована. С апреля по сентябрь 1917 секретарь Казанской организации Партии социалистов-революционеров-интернационалистов и максималистов. С сентября по октябрь 1917 в рабочей секции Казанского Совета, затем до октября 1918 председатель Ревизионной комиссии Казанского Совета. С 1905 по 1908 член РСДРП, с 1917 по июль 1918 член Партии социалистов-революционеров, с сентября 1918 член РКП(б).

После Октябрьской революции Брауде с ноября 1917 по январь 1918 года работала в Отделе по борьбе с контрреволюцией Следственной комиссии Казанского губернского Революционного Трибунала. С июля по август 1918 года трудилась заместителем председателя Казанской губернской ЧК. После чего с августа по сентябрь 1918 — в Особом отделе ВЧК Восточного фронта. С сентября 1918 по май 1919 — заместитель председателя Следственной комиссии Казанского губернского Революционного Трибунала, с июня по июль 1919 — в Регистрационном отделе Штаба, Особом отделе ВЧК 5-й армии РККА.

С 1919 по 1938 года Вера Брауде трудилась на руководящих должностях в органах безопасности в Казани, Челябинске, Омске, Новосибирске и Томске. И не подумаешь, что она из дворян, поскольку писала Брауде каким-то телеграфным стилем. Она сама писала о себе так: «В дальнейшей работе как зам. Пред губчека я беспощадно боролась с с-рами всех видов, участвуя в их арестах и расстрелах. В Сибири член Сибревкома известный правый Фрумкин, вопреки Новосибирскому губкому ВКП(б) даже пытался снять меня с работы пред Чека в Новосибирске за расстрелы сров, которых он считал «незаменимыми специалистами».

Говорят, что из органов Веру поперли за то, что во время допроса выбила подследственному все зубу, а он возьми , да и окажись невиновным. 22 апреля 1938 года Брауде была арестована НКВД. 29 мая 1939 осуждена к 8-ми годам лишения свободы по фициальной версии «за разглашение государственной тайны». И отправилась в лагерь под Акмолинском. Вернулась в 1946, но в январе 1953 года вновь арестована, через 10 месяцев тюремного заключения освобождена, реабилитирована в 1956 году, восстановлена в партии. Постановлением КГБ СССР была восстановлена в звании майора госбезопасности с назначением персональной пенсии союзного значения в размере 2080 рублей, с правом на лечение в кремлевской больнице и продолжительным пребыванием в привилегированном санатории «Барвиха». Она поселилась в новом доме у Савеловского вокзала, а в апреле 1961 года умерла.

Софья Гельберг

Рисунок Виктора Тихомирова «Марья-комиссарша» 

На Тамбовщине фурией революции была Софья Нухимовна Гельберг по прозвищу «Красная Соня»

Софье Гельберг в 1918 году партия поручила насаждать так называемый «военный коммунизм» в Тамбовской губернии, где было сильно влияние монархистов и проживало немало неблагонадежных зажиточных крестьян. Ее отряд состоял из революционных матросов и солдат, криминальных отбросов и инородцев: мадьяр, китайцев и австрийцев.

Этот контингент был плохо управляем, но бывшая акушерка Гельберг своей беспощадностью заставила этих людей себя слушаться. Когда ее отряд заходил в деревню или городок и Софья сразу требовала выдать ей «враждебные элементы». В эту группу входили бывшие дворяне, офицеры, священники, купцы, кавалеры царских орденов и просто зажиточные крестьяне. Всех их сразу же уничтожали, чаще всего изрубив саблями или заколов штыками. Софья не жалела даже детей — ее бойцы без колебаний расправлялись с гимназистами.

В книге «Палачи и казни в истории России и СССР» Владимира Игнатова сказано, что ее жестокость вызвала бунт местного населения в 1918 году. Суровые крестьяне с Тамбовщины пленив «Красную Соню», посадили ее в Козловске на кол, на котором она умирала три дня. Жестокая расправа постигла и ее подручных. Якобы вместе с Софой Гельберг был жестоко убит и некий «комиссар — пожилой еврей с бородкой, в пенсне»; его «с выбитыми глазами мужики кинули на козлы для дров и распилили пилой пополам».

Конкордия Громова

 

 Конкордия Громова (товарищ «Наташа») родилась в семье священника. Училась в Петербурге на Высших женских Бестужевских курсах, там и примкнула к революционерам. Занималась пропагандой марксизма-большевизма. Конкордия вместе с Крупской стала основателем журнала «Работница», первый номер которого вышел 8 марта 1914 года. Разрешение городских властей на публикацию журнала оказалось уловкой, вскоре вся редакция, включая Громову, оказалась арестованной. А всего до революции ее арестовывали пять раз. Зато после революции она стала видным партийным деятелем, в Екатеринославе и Твери лично сотнями подписывала смертные приговоры и организовывала карательные экспедиции.

В советское время ее превозносили, называли выдающимся деятелем женского пролетарского движения, основателем журнала «Работница» и одним из создателей Международного женского дня. А потом ее стали вспоминать в негативном свете, акцентирую внимание на причастность к массовым расстрелам.

Статья по теме «Палачки революции».

Эльза Грундман 

Латышка Эльза Грундман (Elza Grundmane) —  российская революционная и советская партийная деятельница, сотрудница органов государственной безопасности.

Эльза родилась в Гробинском уезде Курляндской губернии в семье крестьянина-середняка, окончила 5-классное министерское училище (1899-1904). В 1905 году примкнула к революционному движению, с 1906 года состояла в Латвийской социал-демократической рабочей партии. Исключена из женской гимназии как политически неблагонадежная, отбывала 2,5 года заключения в Либавской тюрьме.

После начала Первой мировой войны в 1915 году перебралась в Петроград, работала токарем на заводе Новый Леснер. В 1917 году активно участвовала в Октябрьском вооружённом восстании и штурме Зимнего дворца. В апреле 1918 года вошла в состав Всероссийского бюро военных комиссаров, и вскоре была назначена на должность комиссара особых отрядов 3-й армии Восточного фронта, в которой руководила принудительными реквизициями продовольствия у крестьян, а также карательными операциями.

В июне 1919 года   по направлению ЦК РКП(б) перешла на работу в Московской ЧК, участвовала в ликвидации ряда контрреволюционных заговоров и организаций, подавлении антибольшевистских выступлений. С 1920 года работала в Особом отделе ВЧК Юго-Западного фронта.

После окончания Гражданской войны работала в органах ВУЧК и ОГПУ УССР и Северного Кавказа. С 1930 года состояла на ответственной работе в центральном аппарате ОГПУ. Была награждена Орденом Красного Знамени (1926), а также — трижды — именными золотыми часами (1920, 1923, 1928), именным портсигаром (1921), лошадью (1921) и грамотой коллегии ОГПУ СССР (1928). Кроме того, в 1924 году удостоилась Знака « V лет ВЧК-ОГПУ» (аналог знака «Почётный сотрудник госбезопасности»), став первой женщиной, получившей эту награду.

30 марта 1931 году покончила жизнь самоубийством, говорят, на почве неразделенной любви к начальнику МУРа Фокину, не пожелавшему оставить ради нее семью.

Считается, что Грундман стала прототипом главной героини повести Алексея Толстого с «Гадюка».

Дора

Кровавые женщины-палачи в истории России

Про одесскую инквизиторшу по прозвищу Дора говорят, что она работала в местной «чрезвычайке». По одни данным, она лично отправила на тот свет 400 человек, по другим – 700. В основном ее жертвами становились дворяне, белые офицеры и зажиточные мещане, то есть мужчины у которых она не вызывала интереса, как женщина. Рассказывают, что Доре нравилось не просто убивать, а перед этим жестоко пытать несчастных. Есть сведения, что со своих жертв она сдирала кожу, выдирала им ногти, занималась членовредительством. Помогала Гребенщиковой в этом «ремесле» проститутка по имени Александра – ее 18-летняя секс-партнерша, возраст которой составлял 18 лет. На ее счету около 200 жизней.

На счет того, как звали Дору, нет точных сведений. В разных источниках пишут, что ее фамилия была Явлинская или Евлинская. С. П. Мельгунов в книге «Красный террор в России» писал, что ее звали Вера Гребеннюкова. Есть версии, что она могла быть Гребенщиковой или Гребенниковой. Дору называют то русской, то еврейкой, то венгеркой.

А еще пишут, что такой чекистки вообще не существовало. Якобы сотрудник деникинской контрразведки Вениамин Сергеев, до взятия Одессы белыми, работавший в ЧК, а после взятия Одессы перешедший на сторону белых и сдавший им большевистское подполье в обмен на свою жизнь, участвовал в съёмках фильма на Одесской кинофабрике о «зверствах большевиков», где главную роль мифической женщины-палача исполняла его супруга — Дора Явлинская. Так имя Дора в Одессе стало нарицательным. Правда и с Сергеевым полные непонятки. Он то ли был, то ли не был.

Но какая-то Дора в Одессе все же была. 20 сентября на страницах газеты «Одесский листок было опубликовано, что «товарищ Дора» была арестована в начале осени 1919 года. В январе 1920 года женщина была казнена. Перед смертью она якобы оставила свои соратникам письмо, в котором были следующие строки:

«Славные товарищи! Я умираю честно, как честно прожила свою маленькую жизнь. Через восемь дней мне будет 22 года, а вечером меня расстреляют. Мне жаль, что погибну так. Жаль, что мало мною сделано для революции. Только теперь я чувствую себя сознательной революционеркой и партийной работницей. Как вела я себя при аресте, приговоре, вам расскажут мои товарищи. Мне говорят, что я была молодцом. Целую мою старенькую мамочку – товарища».

Феодосия Ершова (Шлихт)

Феодосия Ершова родилась в 1906 году в Троицкосавске (ныне г. Кяхта в Бурятии). Образование имела начальное, окончив 4 класса школы.

Трудовой путь начинала с рассыльной в отделе народного образования. С сентября 1921 года устроилась машинисткой в ЧК Верхнеудинска (Улан-Удэ) и с этих пор, меняя города, пошла в гору на чекистской службе. К середине 1930-х она уже на оперативной работе в Московском УНКВД: оперуполномоченный 2-го отделения 3-го отдела (контрразведывательного) УГБ УНКВД в звании младшего лейтенанта госбезопасности. С 1937 года, взяв фамилию мужа Феодосия Шлихт специализировалась на следственной работе. Правда следствие малообразованная Феодосия все больше вела резиновой палкой, вырезанной из шины конной пролетки. Палка у нее была длинной около 50 см. Также она практиковала избиение арестованных пряжкой своего ремня. 

Карьера у Шлихт получилась знатная. С частями Советской Армии в 1944-45г.г. она побывала в Румынии, Венгрии и др. странах. В 1948 году вышла на пенсию в звании майора госбезопасности. Имела награды: орден Ленина, орден Красного Знамени, медаль «За отвагу» и еще 2 медали

Розалия Землячка

 

 Розалия Самуиловна Землячка в 1920 году стала секретарем Крымского обкома большевистской партии. Фрунзе в листовках обещал солдатам и офицерам Врангеля жизнь и свободу, поэтому многие белогвардейцы остались в Крыму после занятия его красными. Но тут Троцкий заявил, что ноги его в Крыму не будет пока там не останется ни одного белогвардейца. И Розалия Землячка вместе с венгерским коминтерновцем Бела Куном принялись уничтожать «недобитую белогвардейскую сволочь». Землячка заявила: «Жалко на них тратить патроны, топить их в море».

Арестованных стали грузить на баржи и топить в море, привязывая им камень к ногам. Когда море было чистым, на дне были видны стоящие рядами люди.

Только по официальным коммунистическим данным Бела Кун с Землячкой расстреляли и утопили в Крыму до 50 тысяч человек.

Складывается впечатление, что у Розалии Самуиловны были расстройства психики, проявлениями которых стали необузданная жестокость и гиперсексуальность. Про нее говорят, что еще когда она заведовала идеологической работой в 18-й армии во время Гражданской войны, то, уже будучи в немолодых летах, ежевечерне выбирала себе партнера на ночь из красноармейцев. А служившему под ее началом Леониду Леонову, ставшему впоследствии известным писателем, автором романа «Русский лес», якобы неоднократно из-за этого приходилось от нее прятаться.

За заслуги в деле политического воспитания и повышения боеспособности частей Красной армии Розалию Землячку наградили в 1921 году орденом Красного Знамени. Она была первой женщиной, удостоенной такой награды. Карьера Розалии Самуиловны в советское время была долгой и успешной. В 1939 году она даже была назначена заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР.

Статья по теме «Палачки революции».

Краузе

Из воспоминаний обер-прокурора Николая Жевахова о Красном терроре:

«Переведённый в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать всё, что известно об этой женщине-звере и её садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением… Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами её мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними… Достаточно сказать, что такие операции длились часами, и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами….»

Ревекка Майзель

Никандр Федорович Пластинин с супругой Ревеккой (в дев. Майзель) и сыном Владимиром

Ревекка Акибовна Майзель родилась в 1886 году в Гродно в семье присяжного поверенного. В 1904 году стала членом РСДРП. До февраля 1917 года вела партийную работу в эмиграции, затем вместе с мужем Н. Ф. Пластининым переехала в Шенкурск. В январе 1918 года Майзель-Пластинина была избрана секретарем исполкома Шенкурского совета, а в июне 1918 года стала членом и секретарем Архангельского губисполкома.

Ревекка вместе с товарищем Кедровым и его сыном.

Бывший член Учредительного собрания от Вологодской губернии рассказывал, что Ревекка Пластинина (Майзель) когда-то работала фельдшерицей, поэтому крови и покойников не боялась. Пластинина вышла замуж за доктора М. С. Кедрова, изучавшего медицину в Бернском и Лозаннском университетах. Говорят, что к моменту Октябрьской революции он уже был психически-больным человеком. И возможно, поэтому его назначили начальником Особого Отдела ВЧК, поскольку на этом посту требовался человек «без тормозов». Кедров остался в памяти потомков одним из самых отъявленных революционных палачей и садистов. Под стать ему была и его супруга Ревекка. На допросах она била по щекам задержанных, орала, стучала каблуками, иступленно и кратко отдавала приказы: «К расстрелу! К стенке!». Чета Кедровых жила в Вологде в вагоне около станции. В вагонах проходили допросы, а около вагонов – расстрелы. В Вологде Пластинина-Майзель собственноручно расстреляла около сотни человек, а в Архангельске — 87 офицеров и 33 обывателя.

Также говорят, что по ее приказу в Архангельске была затоплена баржа с 500 беженцами и солдатами армии Миллера, учинена расправа над монахами в Соловецком монастыре.

Антонина, Варвара и Юлия Немич

Одними из главных организаторов и творцов красного террора в январе 1918 года в Евпатории были родные сестры — Антонина, Варвара и Юлия Немич. Хотя организацию казней и приписывают Островской. Но та заправляла в Севастополе, а не в Евпатории.

У евпаторийского полицейского урядника Павла Немича было семеро детей. Своего старшего сына Максима он отправил в Севастополь. Там юноша устроится писарем в мастерские военного порта, где и проникся революционными идеями. Потом Максим «заразил революционным вирусом» четырех своих сестер, работавших в семейной швейной мастерской. Правда для Максима его увлечение закончилось трагически. Он был арестован, и, говорят, был убит при попытке к бегству.

На место павшего в «борьбе роковой» брата заступила Антонина, хотя до Октябрьской революции она родила от революционера Феоктиста-Григория Андреади троих детей и продолжала работать швеей. Но в 1917 году Антонина Немич завязала со бросила швейным делом и стала членом боевой рабочей дружины и следственной комиссии при Советской власти. К ней присоединились сестры Юлия и Варвара. А брат Семен создал в Евпатории красногвардейский отряд. С этим отрядом он отметился и в Симферополе, где принял участие в казнях и погромах, и в Евпатории, где проводилась зачистка «классово чуждых элементов». В ликвидациях он участвовал как лично, так и выдавая списки тех, кого «красным» нужно было уничтожить.

В январе 1918 года матросы в Евпатории хватали всех, кто мог быть причастен к контрреволюции. Всего было арестовано порядка 800 человек. Людей свозили на корабли, загоняли в трюмы. Все три сестры Немич — Антонина, Варвара, Юлия — оказались в составе судебной комиссии. Находясь на «Труворе», разбирали дела арестованных. С ними же были их мужья.

Владимир Игнатов в книге «Палачи и казни в истории России и СССР» описывает казни в Евпатории 18 января 1918 года. На рейде стояли крейсер «Румыния» и транспорт «Трувор»:

«Офицеры выходили поодиночке, разминая суставы и жадно глотая свежий морской воздух. На обоих судах к казням приступили одновременно. Светило солнце, и толпа родственников, жен и детей, столпившихся на пристани, могла видеть все. И видела. Но их отчаяние, их мольбы о милосердии только веселили матросов». За двое суток казней на обоих кораблях было уничтожено около 300 офицеров. Некоторых офицеров сжигали живьем в топках, а перед убийством мучили 15-20 минут. Несчастным отрезали губы, гениталии, иногда руки и бросали в воду живыми. Семья полковника Сеславина в полном составе стояла на пирсе на коленях. Полковник не сразу пошел на дно, и с борта корабля его застрелил матрос. Многих полностью раздевали, связав руки и оттянув к ним голову, бросали в море. Тяжело раненного штаб-ротмистра Новацкого после того, как с него сорвали присохшие к ранам кровавые бинты, заживо сожгли в топке корабля. С берега за издевательством над ним наблюдали жена и 12-летний сын, которому она закрывала глаза, а он дико выл. Казнями руководила «худенькая стриженая дамочка» учительница Надежда Островская».

Тела казнённых во время «варфоломеевских ночей» в Евпатории, выброшенные на берег летом 1918 года

В апреле власть в Евпатории сменилась, а летом тела казненных начало выбрасывать на берег. Сестер Немич и их брата Семена отправили в тюрьму. Им было предъявлено обвинение в организации массовых расстрелов и казней.

Цитата из очерка Дмитрия Соколова. «Товарищ Нина»: «В марте 1919 г. Немичи и другие организаторы убийств на евпаторийском рейде были расстреляны белыми. После окончательного установления советской власти в Крыму, в 1921 г., останки сестер и других казненных большевиков с почестями захоронили в братской могиле в центре города, над которой в 1926 г. соорудили первый памятник – пятиметровый обелиск, увенчанный алой пятиконечной звездой. Несколько десятилетий спустя, в 1982 г., памятник заменили другим. У его подножия и сейчас можно увидеть живые цветы. (Во всяком случае, так было осенью минувшего, 2011 года). Также в честь Немичей в Евпатории названа одна из городских улиц».

Надежда Островская

 

Надежда Островская родилась в 1881 году в Киеве в еврейской семье врача. Окончила Ялтинскую женскую гимназию. В 1901 году вступила в РСДРП. В 1905 году — член Ялтинского комитета РСДРП. Активная участница революции 1905−1907 годов в Крыму. В 1907 году по поручению ЦК партии вернулась в Крым для ведения пропагандистской работы, в том же году вошла в состав Севастопольского комитета РСДРП, вела агитацию среди моряков Черноморского флота в Севастополе.

В 1907−1914 годах — в эмиграции. Первое время жила в Париже, где обучалась скульптуре у французского мастера Антуана Бурделя, жила в мастерских художников «La Ruche (Улей)». Затем переехала в Женеву. В 1914-1916 годах жила в Москве и Петрограде.

В 1917-1918 годах — председатель Севастопольского ревкома, правая рука Розалии Землячки. 15 декабря в Севастополе Разгулявшаяся матросская вольница начала устраива самосуды, жертвами которых стали от 23 до 32 офицеров. «Севастопольский Совет рабочих депутатов, — писал Н.Кришевский, — умышленно бездействовал. Туда бежали люди, бежали известные революционеры, молили, просили, требовали помощи, прекращения убийств, одним словом, Совета, но Совет безмолвствовал; им теперь фактически руководила некая Островская, вдохновительница убийств, да чувствовалась паника перед матросской вольницей. И лишь на другой день, когда замученные офицеры были на дне Южной бухты, Совет выразил «порицание» убийцам…». А потом начались уже не самосуды, а казни.

В книге эмигрантского историка Романа Гуля «Дзержинский» о деятельности Надежды Ильиничны в Севастополе можно прочесть:
«…Эта сухенькая учительница с ничтожным лицом, писавшая о себе, что «у нее душа сжимается, как мимоза, от всякого резкого прикосновения», была главным персонажем чеки в Севастополе, когда расстреливали и топили в Черном море офицеров, привязывая тела к грузу. Об этих казнях известно, что опустившемуся на дно водолазу показалось, что он — на митинге мертвецов».

С 1920 года Надежда Островская на партийной, кооперативной, советской работе, член коллегии Отдела работниц Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. В 1928 году была исключена из ВКП(б) как троцкистка. Арестована. 22 февраля 1933 года осуждена на 3 года ссылки в Йошкар-Олу. 7 июня 1935 года осуждена на 3 года ссылки в Таджикскую ССР. 20 октября 1935 года вновь арестована по обвинению в организации троцкисткой группы в г. Горьком. 20 ноября 1936 года приговорена к 10 годам лишения свободы и пяти годам поражения в правах. Расстреляна 4 ноября 1937 года у с. Сандармох в Карельской АССР.

В Евпатории и Севастополе есть улицы имени Надежды Островской

Фрума Хайкина

Фрума Ефимовна Хайкина родилась 6 февраля 1897 года в Новозыбкове Черниговской губернии в семье чиновника. В 1917 году она примкнула к революционному движению, а в 1918 году возглавила ЧК в городе Унече на Брянщине, а также стала членом местного ревкома. Говорят, что под ее началом был отряд из числа китайцев и казахов, которые до революции были наняты на строительство железной дороги. Хайкина ходила в кожаной куртке и в кожаных штанах, всегда в сопровождении своих китайцев и с маузером на боку. Пишут, что стоило Хайкиной заподозрить в ком-то малейшие «контрреволюционные настроения», как она командовала: «Расстрелять!» И приговор тут же приводился в исполнение. Нередко комиссарша занималась расстрелами самолично.

Хайкина руководила массовыми расстрелами, пытками и ограблениями, уничтожила около 200 офицеров, пытавшихся бежать из России, а однажды сожгла заживо старого генерала, у которого нашли спрятанные деньги.

Хотя Хайкина служила и не в столичной ЧК, но чувствовала себя очень важной персоной. Через приграничную станцию Унеча, на которой она заправляла, эмигранты из России выезжали на Украину, а оттуда – за границу. После революции из страны выезжали десятки тысяч людей. В числе тех, кто покидал Россию в 1918 году, оказались и писатели Надежда Тэффи и Аркадий Аверченко. Они имели дело с Фрумой Хайкиной, и Тэффи так описала свои впечатления от встречи с ней: «Здесь главное лицо – комиссарша X. Молодая девица, курсистка, не то телеграфистка – не знаю. Она здесь все. Сумасшедшая – как говорится, ненормальная собака. Зверь… Все ее слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает: сидит на крылечке, тут судит, тут и расстреливает».

Писатель Амфитеатров-Кадышев вспоминал: «Свирепость Хайкиной при допросах лиц подозрительных достигала неимоверных размеров: она, например, делала бритвой надрезы на теле допрашиваемых и поливала царапины одеколоном». 

Осенью 1918 года Фрума вышла замуж за легендарного командира большевистского партизанского отряда Николая Щорса. После того как он был убит в бою с петлюровцами, Хайкина уехала в Самару и взяла себе новую фамилию – Ростова. Поскольку она была вдовой героя Гражданской войны, ей выделили квартиру в московском «Доме на набережной» и воздавали всяческие почести.

Роза Шварц

Пишут, что Роза Шварц  участвовала в Гражданской войне 1918-1921 гг. в России на стороне красных. Говорят, что на службу в ЧК в Киеве она попала после доноса на своего клиента, которого обслуживала, так как была проституткой. У неё была подруга Вера (Дора Любарская), вместе с ней они и пытали своих жертв.

О Розе Шварц вспоминал знаменитый писатель Михаил Булгаков:  «Когда красноармейский отряд при ЧК отказался приводить в исполнение слишком участившиеся смертные приговоры своего начальства, была составлена специальная группа расстреливателей, куда входили, по преимуществу, китайцы и латыши, в том числе четыре женщины: «пресловутая» Роза Шварц, некая Егорова и две латышки, фамилии которых пока еще не выяснены».

Варвара Яковлева

Варвара Яковлева — деятель российского революционного движения, советский партийный работник, председатель Петроградской ЧК (10 ноября 1918 года — 2 января 1919 года), нарком финансов РСФСР в 1929-1937 годах.

Варвара родилась в 1884 или 1885 году в семье купца еврейского происхождения, но была воспитана православной христианкой. Сестра большевика-революционера Н. Н. Яковлева, жена профессора астрономии, ставшего комиссаром Красной Армии Павла Штернберга.

В 1904 году Яковлева вступила в РСДРП, примкнув к большевикам. Работала в Москве в качестве пропагандиста и организатора. В 1905 году принимала участие в московском вооружённом восстании. Была арестована в апреле 1906 года; сидела в Бутырской тюрьме с апреля 1906 до марта 1907, находилась в ссылке в Торжке и Твери с марта 1908 до января 1909 года, будучи выслана, перешла на нелегальное положение и продолжала работу в Москве до осени 1910 года, когда была арестована и сослана в Нарым, откуда с годовалой дочерью бежала за границу.

Когда в ссылке ее навещал муж, то посоветовавшись с ним и с товарищами по ссылке, Яковлева решила бежать с маленькой дочкой с наступлением зимы, когда морозы заворачивают под 50, а все вокруг словно погружается в спячку от лютой стужи. Она сбежала из Нарыма в ночь на 9 февраля 1912 года. Варвара Яковлева, сменив на 400-верстном пути в трех деревнях лошадей, добралась до Томска. Ночь переночевала в гостинице «Россия» и села в поезд, следовавший в Москву. В то время, как полиция выясняла, как удалось Яковлевой бежать,  она была уже в  Германии.

Варвара Яковлева в Нарымской ссылке.

Однако в 1913 году последовал новый арест и возвращение в ссылку в Нарым. Но потом последовал новый побег.   Из ссылки она сбежала вместе с Жилиным, изображавшим роль купца. На пристани на берегу Оби у Жилина отклеилась борода на глазах у полицейских. Пришлось срочно возвращаться. Побег сорвался. Однако

в ночь на 23 декабря 1913 года административноссыльная Варвара Яковлева все-таки сбежала из Нарыма. Правда, на свободе она была всего три недели. Ее арестовали при попытке пересечь границу.  Снова в Нарым уже не вернули. Ввиду болезни ее выслали в Астраханскую губернию, там она жила в Енотаевске. Отбыв ссылку, до июня 1916 года жила в Париже, Берлине, Кракове.

С 22 декабря 1917 года Варвара Яковлева стала членом Коллегии ВЧК в Петрограде, а с мая 1918 года — начальником отдела по борьбе с контрреволюцией, начальником отдела по борьбе с преступлениями по должности. После убийства М. С. Урицкого в августе 1918 года была направлена в Петроградскую ЧК, исполняла обязанности заместителя председателя ЧК при СНК Северной области, с 10 ноября до конца 1918 года возглавляла её. Яковлева руководила арестами, допросами и  пытками. По свидетельству нидерландского дипломата Виллема Аудендейка, была «страшным человеком» и отличалась «нечеловеческой жестокостью». Из дневников Зинаиды Гиппиус: 14 октября 1918 года, воскресенье. В Гороховой (ВЧК) «чрезвычайке» орудуют женщины (Стасова, Яковлева), а потому царствует особенная, — упрямая и тупая, — жестокость.

Участие Яковлевой в терроре подтверждают расстрельные списки, публикуемые за её подписью в октябре-декабре 1918 года в газете «Петроградская правда». Расследовала деятельность своего предшественника Глеба Бокия.

Е. Шошков писал: «Бокию принадлежала блестящая идея выкачивания денег из заложников. Не хочешь сидеть за решеткой — плати, и ты на свободе. Это золотое в прямом смысле слова правило председатель Петроградской ЧК применял к своим особо богатым клиентам. Заложников арестовывали тайно, то есть, попросту говоря, похищали, затем держали на конспиративных квартирах и после получения выкупа переправляли через финскую границу — всё честно. Правда, огромные деньги не значились ни в одной ведомости, ни в одном приходном ордере. Об астрономических суммах, получаемых таким образом, правительство узнало из донесения пламенной большевички В. Н. Яковлевой — заместителя Бокия. Следствие, проведённое по прямому указанию Ленина, установило причастность к тайной операции верхушки ЧК во главе с «железным Феликсом». Впрочем, раздувать огонь не стали, и Бокий с подельниками отделался легким испугом — его всего лишь временно отстранили от занимаемой должности».

Пишут, что из Петроградской ЧК Яковлеву перевели по указанию Ленина на другую работу из-за ее неразборчивых половые связей. Посчтали, что с такой жизнью она могла выдать важную информацию врагу. После работы в ЧК, Варвара Яковлева  работала на руководящих должностях в наркомпроде РСФСР, организовывала продотряды и реквизиции продовольствия. Потом была наркомом финансов РСФСР. В 1933 году ее наградили орденом Ленина.

Ее судьба круто повернулась в 1937 году, когда она была арестована как «соучастница подпольного центра, который готовил профашистский путч в Москве с целью государственного переворота, смены общественного строя и расчленения СССР в интересах Германии, Польши и Японии». По версии следствия Яковлева вовлекла в заговор А. С. Бубнова, А. З. Каменского, Н. В. Крыленко, В. Н. Манцева и др. На Третьем московском процессе она выступала свидетелем обвинения против Николая Бухарина. В 1938 году потенциальная расстрельная статья для Яковлевой была заменена на 20 лет тюремного заключения за искреннее раскаяние и дачу правдивых показаний. Тем не менее, 8 сентября 1941 года заочно приговорена ВКВС СССР к расстрелу (по постановлению ГКО СССР от 6 сентября, подписанному И. В. Сталиным). Расстреляна как изменник родины вместе с другими заключёнными центральной тюрьмы города Орла 11 сентября 1941 года

После задержания Яковлевой, арестовали и ее старшую дочь Ирину. У Варвары Яковлевой почерк был неразборчивый. Старшая дочь переписывала набело многие ее бумаги. Потому Ирину судили не просто как дочь врага народа, не донесшую на мать, а как пособницу. Дали ей 5 лет лагерей. Младшая дочь Лена вдвоем с бабушкой были выселены из квартиры, в том же доме заняли маленькую комнатушку. В начале войны бабушка умерла, Лену хотели поместить в детский дом. Она воспротивилась, уехала в Западно-Сибирский край, в г. Мариинск, где отбывала срок старшая сестра.

*Использованы тексты из Википедии и других интернетресурсов.

Оставьте отзыв