Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

Олег Логинов «ЮМОР В МИЛИЦЕЙСКОМ МУНДИРЕ» (THE HUMOR IN THE POLICE UNIFORM part 12). «УСБ, УИРОС»

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

Олег Логинов

«ЮМОР В МИЛИЦЕЙСКОМ МУНДИРЕ»

(THE HUMOR IN THE POLICE UNIFORM part 12)

ЧАСТЬ II Глава 11

УПРАВЛЕНИЕ СОБСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Скажите, если меня укусит продажный милиционер, я что превращусь в оборотня?

 Когда эта служба появилась в органах внутренних дел, многие, в том числе и я, отнеслись к ее созданию неоднозначно. Казалось бы, кругом разгул демократии, а нас, ментов, опять ущемляют, создавая дополнительный надзирающий орган. Вроде бы и так милиция находится под колпаком у ФСБ и прокуратуры, а тут еще и свои начнут бдить за своими.

Однако прошло совсем немного времени, и я кардинальным образом изменил первоначальное мнение. Служба СБ была создана совершенно правильно. И нам, честным ментам, совсем не нравится трудиться по соседству с нечестными. И не нравится, когда жулики из-за того, что им удалось купить одного мента, начинают думать, что могут купить всех. Так что ССБ действительно защищает милицию от предателей. И надо сказать, делает это очень хорошо.

Лично у меня сложилось впечатление, что в подразделениях собственной безопасности подобрались очень толковые опера. Про их работу просто мало кто знает. Лично я, когда узнал какие преступления раскрыли парни из УСБ Свердловской области и ОСБ ГУ МВД России по УрФО, хотел даже фильм сделать по их работу. Написал сценарий, показал руководству. Но Генерал сказал: «Не надо». Ну а слово Генерала, сами понимаете, — закон. А вот Министр, наоборот, организовал на работе ГУСБ классную пиар-акцию под названием «Оборотни в погонах». По крайней мере два плюса от этой акции очевидны: Министру она добавила очков как политику, а другие «оборотни» поджали хвост. Ну и, конечно, благодаря этой пиар-акции все смогли оценить, что милицейская собственная безопасность хорошо работает. А еще благодаря ей на свет появилась новая серия анекдотов об «оборотнях в погонах»:

Высокопоставленного милиционера — оборотня разоблачили вчера сотрудники отдела собственной безопасности ГУВД. Прямых улик против него не было, но оперативников насторожило то, что полковник никогда не закусывает чесноком, не любит загорать и не ходит в церковь.

Окончательно сомнения отпали, когда выяснилось, что подозреваемый не отражается в зеркале.

* * *

По сведениям из компетентных источников, вслед за арестом милиционеров-оборотней последуют облавы на милиционеров вампиров, милиционеров-вурдалаков, милиционеров-чертей и мелких бесов. Подразделения собственной безопасности уже получили партию серебряных пуль и осиновых кольев.

* * *

— Товарищ генерал, разрешите оборотиться!

* * *

Но, конечно, работы у оперативников службы собственной безопасности впереди еще непочатый край. И вот несколько кандидатур им на заметку:

Встречаются два друга милиционера. Вдруг один смотрит — у второго на руке часы «Rolex», золотые.

— О! Это чего — премия что ли?

— Ага, типа того… — отвечает второй.

— Чего мафиози крупного поймал?

— Да нет… отпустил…

* * *

На пустыре бандитская стрелка — все заставлено джипами. К ним подруливает милицейская машина, из которой выходит мент:

— Так, что здесь происходит?!

В ответ стоящий рядом бандюга сует ему 100 баксов и говорит:

— А теперь вали отсюда!

Мент возвращается в машину и приговаривает:

— Всё секреты, секреты…

* * *

УПРАВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ, РЕГИОНАЛЬНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ

С первых лет своего существования Министерство внутренних дел очень большое значение придавало так называемой «информационно-пропагандистской работе», которая и по сей день является одной из основных задач подразделений ОИРОС

Заметным явлением общественно-политической и культурной жизни России в начале XIX века стало издание министерством внутренних дел в 1804-1809гг. первого в истории страны официального периодического журнала. Он назывался «Санкт-Петербургский журнал». В его издании принимал участие министр внутренних дел В.П.Кочубей, М.М.Сперанский и даже сам Александр I. Большой общественный резонанс вызывала публикация в «Санкт-Петербургском журнале» отчетов министра внутренних дел о деятельно­сти вверенного ему ведомства. Были обнародованы сведения о количестве умышленных убийств, самоубийств, «нечаянных смертей», т.е. произо­шедших в результате несчастных случаев, пожаров. Как с удивлением от­мечал один их иностранных наблюдателей в России, впервые «публике раскрывались даже возмущения, вызванные неудовольствием крестьян». Во втором разделе журнала публиковались материалы об организации и деятельности государственных учреждений, в том числе и полиции, а также статьи по вопросам права, экономики.

С 1809 года по 1819 год МВД издавало официальную газету «Север­ная почта». Она выходила два раза в неделю и была важнейшим источни­ком информации для большинства граждан (особенно в период Отечест­венной войны 1812 года) о событиях, происходящих в России и за рубе­жом.

Большое внимание ведомственным изданиям правоохранительных органов уделялось и в «советский» период, и в настоящее время. Давно зарекомендовали себя и стали известными издания Объединенной редакции МВД России: журнал «Милиция» и газета «Щит и меч». В этих изданиях работало немало отличных журналистов. Да и вообще в милиции всегда было много талантливых, творческих людей. Сколько одних писателей она выпестовала в своих рядах!

Веяния времени обусловили и развитие телевизионного дела в органах внутренних дел. Маленькую революцию на телевидении совершил прежний начальник отдела информации МВД РФ  Олег Аксенов, когда начал вести телепрограмму «Дежурная часть» на ГТРК. Генерал-майор милиции в качестве телеведущего – это казалось чем-то удивительным, пока сам Министр культуры не стал ведущим ток-шоу.

Правда, те же веяния времени вскоре внесли коррективы и в работу УИРОС, и в милицейские СМИ. Олег Аксенов перешел на работу на телевидение, а заступивший на должность Министра внутренних дел Борис Грызлов реформировал УИРОС. Гражданский Министр привел в это подразделение новую гражданскую команду с новыми взглядами и подходами к работе. До этого всегда считалось, что милиция вне политики, и вдруг оказалось, что, напротив, политикой ей нужно заниматься самым серьезным образом. Поначалу это казалось попранием каких-то устоев, но потом пришло убеждение, что Министр совершенно прав. Если криминал из кожи вон лезет в политику, то милиция просто не имеет права оставаться от нее в стороне.

Реформировались и милицейские СМИ, и, нужно признать, в лучшую сторону. В этом большая личная заслуга начальника Объединенной редакции Николая Самохвалова. А еще новая команда УИРОС создала и сумела поднять на должную высоту ежегодный конкурс «Щит и перо». За что ей большое спасибо от всех милицейских пресс-служб.

Для иллюстрации сказанного о новой команде УИРОС расскажу небольшую историю о первой встрече с Николаем Федоровичем Самохваловым, которая произвела на меня неизгладимое впечатление.

После реформирования УИРОС мы с А.И. Юрченко были вызваны в Москву на двухдневный семинар-совещание, которое проводил новый руководитель этого Управления Юрий Шувалов. Вместе с нами отправился сотрудник нашей пресс-службы Максим Асташов, он находился в отпуске, и поехал просто за компанию. Один из дней был посвящен ознакомительной экскурсии в подразделения Объединенной редакции МВД РФ. Проводил ее Самохвалов. После завершения экскурсии все собрались у него в кабинете, обменялись впечатлениями и вышли на улицу, чтобы поехать в Управление на Житную. И тут оказалось, что в машинах не хватает одного места, чтобы увести всех. Максим, как самый молодой, сказал, что он доедет на метро. И тут вдруг вмешался Николай Федорович.

— Садитесь-садитесь, — сказал он. Вы же гость и Москву знаете не очень хорошо. А на метро доеду я сам.

Чуть ли не насильно Самохвалов усадил Асташова в машину, а сам действительно поехал на метро. Чтобы понять значимость такого поступка, скажу, что ни разу в своей жизни я не видел в милиции ничего подобного. А тут московский руководитель серьезного ранга, практически небожитель для любого сотрудника провинциальной пресс-службы, проявляет благородство по отношению к старшему лейтенанту. В общем, Николай Федорович проявил не просто демократичность, а нечто большее, за что сразу вызвал у нас глубочайшее уважение.

Кстати, Максим Асташов отнюдь не простой старший лейтенант, он еще и большая умница. Не случайно газета «Щит и меч» в заметке, опубликованной после того небольшого заседания в Объединенной редакции у Самохвалова, процитировала только его: «Как совершенно верно заметил старший лейтенант Максим Асташов из ГУ МВД России по УрФО…..».

Вот и в УИРОС подошли к реформирования несколько непривычно. Когда руководителями отделов стали назначаться молодые старшие лейтенанты, без году неделя работающие в милиции, это, мягко говоря, выглядело волюнтаризмом. Однако если от такой кадровой политики есть польза делу, то почему нет?

 Поскольку ОИРОС – мое последнее место работы в милиции, то позволю себе и в рассказе об этих подразделениях внести личную нотку.

В пресс-службу я попал, можно сказать, случайно, но так ей увлекся, что она стала, пожалуй, моей поздней и последней любовью в милиции. Среди профессиональных журналистов бытует мнение, что в пресс-службы идут работать их коллеги, не состоявшиеся в творческом плане. Вероятно, это мнение имеет под собой основания. И честно говоря, я сам далеко не впечатлен работой пресс-служб государственных органов и коммерческих структур. За исключением милицейских. Во всяком случае, те ОИРОСы, которые я хорошо знаю, отстойниками для бездарных журналистов никак нельзя назвать. И работают в них действительно яркие творческие личности. Причем, творчеством-то фактически им удается заниматься лишь урывками, в свободное от написания бесчисленных справок, отчетов и поздравлений время. И при этом они должны еще конкурировать с профессиональными журналистами. Поскольку при прочих разных условиях редактор СМИ всегда выберет для опубликования материал своего штатного сотрудника, которому редакция платит зарплату, то милицейский материал должен быть на порядок лучше.

Порой просто диву даешься, как успевает все разруливать начальник ОИРОС ГУВД Свердловской области Валерий Горелых. Он и в каждую бумажку вникает и в то же время сам в ночь-полночь мотается на съемки. Хотя Валерий Николаевич обучил уже операторскому искусству множество сотрудников, но все равно у него получается лучше. А потому, душой болея за качество материала, сам ездит снимает и сам монтирует.

Работали у нас милиции и настоящие телезвезды, конечно по нашим, свердловским меркам. Например, весьма эффектная женщина Изабелла Топаз несколько лет украшала своим присутствием телеканал «ЭРА-ТВ». Работая начальником пресс-центра УВД г.Екатеринбурга, она несколько лет параллельно вела на этом телеканале собственную программу криминальных новостей.

К сожалению, ушел из милиции потрясающий парень Максим Асташов. Он яркий пример человека, который сделал себя сам. Работая бухгалтером в одной солидной фирме, Максим Викторович вдруг ощутил непреодолимую тягу к творчеству. Пришел на телевидение и предложил свои услуги. Ему сказали: «Дерзай, но все вопросы решай сам». Асташов на свои деньги приобрел профессиональную видеокамеру, арендовал машину с водителем, купил сканер, который настроил на милицейскую волну. Едва в эфире звучала информация, как он тут же мчался туда, потом снимал, монтировал, комментировал. Как-то таким образом он услышал об обычном на первый взгляд пожаре в поселке Лосинка. Однако когда приехал на место, оказалось, что горят воинские склады с боеприпасами. Весь район был оцеплен, и его машину не пропустили. Макс не растерялся, тут же за 50 рублей нанял какого-то пацана на мопеде, и тот провез его лесными тропами к самому складу. И только Асташов изготовился, чтобы сделать эксклюзивные кадры, как раздался взрыв. Взрывной волной Макса отбросило назад метров на десять. Хорошо еще, что остался жив. Но вечером, как обычно в 22-00, уже был в эфире со съемками из эпицентра ЧП. Два года Максим Асташов мотался как заведенный, спал в машине, ел на ходу, но обеспечивал ежедневный выход программы криминальных новостей «Максимум» в эфире СГТРК. То была первая программа такого рода на свердловском телевидении.

А в 2003 году Максим Викторович и вовсе отличился. Работая уже в пресс-службе ГУ МВД России по УрФО, он создал собственное ток-шоу «Агентство безопасности». Думаю, что это был первый случай в России, а скорей всего и в мире, когда действующий сотрудник милиции являлся ведущим ток-шоу на телевидении. Правда, через некоторое время телевидение стало отнимать слишком много времени. Асташову пришлось делать выбор, и он ушел программным директором на СГТРК.

В.Н.Сушкова (справа)

Зато в пресс-службе ГУ МВД России осталась Вера Надарая, известная тележурналистка в Екатеринбурге. Она была создателем программы правоохранительных органов «Досье» на СГТРК. А еще была ведущей программы на телеканале АСВ и несколько лет пресс-секретарем в УБОП по Свердловской области. Там в УБОПе ребята сочинили на нее такую шуточную аттестацию:

АТТЕСТАЦИЯ

составлена «___» марта 2000 года.

На пресс-секретаря милиции Надарая Веру Николаевну старшего журналиста УБОП по Свердловской области.

Год рождения: не говорит.

Служба в МВД: не помнит.

Стаж в должности: не может понять вопроса.

Образование: высшее Университетское, журналистское.

Вывод по последней аттестации: занимаемой должности, в общем-то, соответствует.

Основание для составления аттестации: Самовыдвижение.

I. Текст аттестации.

Пресс-секретарь милиции Надарая В.Н. старший журналист УБОП по Свердловской области.

Однажды поступила на службу в органы внутренних дел.

В Управлении по борьбе с организованной преступностью работает в отделении распространения компрометирующих материалов, помехе реализации прав граждан на выбор, а также материалов по делам нашим скорбным. Отвечает за базар, ведет учет макулатуры. По своим должностным обязанностям осуществляет сбор, систематизацию и обобщение информации, обливающей правдой всяких смрадных гадов. Осуществляет постоянное отслеживание и анализ ситуации, складывающийся как внутри Управления, так и на прилегающей территории (“двор, предбанная территория, Михайловское кладбище, прихожане церкви). На основе выводов и оценок, полученных в результате досмотра за добросовестностью граждан, снимает кандидатуры выдвиженцев в органы законодательной власти различного уровня.

За период прохождения службы в органах внутренних дел зарекомендовала себя с положительной стороны, суетливым, не видящим преград для профессиональной деятельности сотрудником. Интеллектуально развита исключительно, при внутренней систематизации мыслей, способна произносить связные словосочетания и даже отдельные предложения, порой сложно сочиненной формы. И физически развита неплохо. Сама коммуникабельность, морально несгибаема. В работе присущ ветер за спиной, падающие сбитые с ног коллеги, сломанная мебель и стены. Обожает катать шары.

Постоянно проявляет разумную инициативу, задает множество вопросов, наводящих на мысль о попытке профессионально деформироваться. К выполняемым обязанностям относится, не считаясь ни с чем. На деловую критику реагирует правильно, с элементами самобичевания. Не боится брать на себя ответственность, но боится за свое здоровье. Ищет спонсора. Хочет торт.

В общем, ребята в УБОП явно любили приколоться и с большой симпатией относились к своему «старшему журналисту». Душой коллектива стала Вера Николаевна и у нас в УИРОС.

А четвертым в нашей команде была Ольга Абрамова, которая владела компьютером лучше всех женщин, которых мне доводилось встречать.  С ней мы тоже создали нечто новое и особенное. Тогда приличные сайты в органах внутренних дел были в МВД России, на «Петровке, 38» и еще, может быть в паре тройке регионов. Ольга Анатольевна разработала и создала сайт весьма симпатичн ГУ МВД России по УрФО. 

* * *

Чтобы рассказ о моих ближайших коллегах – Максиме и Вере не выглядел похожим на характеристику, расскажу несколько коротких баек связанных с ними:

Как-то Максим Асташов поехал снимать задержание наркоторговцев. Репортажи о таких мероприятиях попадаются по телевизору каждый день и все они сделаны словно под копирку. На экране перемежаются планы угрюмой хари драгдилера и вещдоков – расфасованного наркотика и денег на столе. Это и понятно, оператор обычно снимает, когда операция задержания уже завершена. Вот и Макс в тот день привычно заснял наркоторговцев, лежащих на полу, изъятый у них наркотик, потом вдруг опустил камеру и заявил: «Нет, так не пойдет! Надо процесс задержания повторить». Обычно этого никто никогда не делает, но в том случае Максиму Викторовичу пошли навстречу и специально инсценировали операцию захвата. Причем раз десять. Только после нескольких дублей Асташов, как в кино, махнул рукой: «Все! Снято!» В результате, операция на телеэкране получилась совсем не так, как она происходила в реальной жизни, а гораздо динамичней и зрелищней. А Максим Викторович потом удостоился похвалы одного известного телевизионного мэтра. Тот заметил: «Хороший у тебя сюжет получился. Только я не пойму как ты все заснять-то сумел. Я сколько раз сам на такие задержания ездил, но никогда мне не разрешали впереди группы захвата с камерой идти».

* * *

Надарая – это творческий псевдоним Веры Сушковой. Она так подписывает информации, которые готовит для СМИ. А поскольку добывать информацию у нее талант, то она как-то завалила своими криминальными новостями одну уважаемую столичную газету. Информации она отправляла в редакцию каждый день, а газета выходит раз в неделю, вот там и опубликовали несколько ее сообщений в одном номере под разными фамилиями. Тем самым вроде как присвоив ей еще несколько псевдонимов. На следующий день после выхода этого номера позвонил первый заместитель начальника ГУ Владимир Иванович Кучеров и в шутку поинтересовался: «Где у вас Сушкова, она же Надарая, она же Иванова и Петрова? В общем, пусть ко мне зайдут».

* * *

Максим Асташов от нас уже уволился, но «аська» в компьютере осталась зарегистрированной под его псевдонимом: «Maxment». И вот однажды на нее приходит сообщение: «Я не знаю, как к вам попала. Не знаю, зачем. Но раз уж попала, то давайте пообщаемся. А почему вы – Максмент?» За компьютером находился я, и не от большого ума решил приколоться. Вступил в диалог от имени Асташова. Объяснил, что я бывший мент, а теперь вот работаю на телевидении. Ну и понеслось. Начали мы болтать по компьютеру. Потом я рассказал о своей забаве Вере Сушковой, она тоже подключилась. В общем, пару недель мы с Верой Николаевной, сменяя друг друга, морочили голову неизвестной девушке из другого города. И тут выходит номер журнала «Космополитен», в котором о Максиме Асташове рассказывается, как о человеке, попавшем в десятку самых перспективных женихов Уральского федерального округа. И журнал попадает в руки этой девушке. Тут она, наверное, просто выпадает в осадок. Это ж надо с кем познакомилась по переписке! Красавец, телезвезда, весь такой рассудительный (это мой вклад, все же возраст обязывает) и женскую психологию чувствует идеально (а это уже вклад Веры Сушковой). В общем, девушка посылает по «аське» сообщение, что попросилась в командировку в Екатеринбург, мол, встречай Максим. А Максим о ней ни сном, ни духом не ведает! Тут уж мы с Верой Николаевной выпадаем в осадок. Пришлось мне ехать к Асташову и молить его: «Прости дорогой, не со злого умыслу, но подставили мы тебя крепко. К тебе девушка едет, которая заочно уже тебя любит. Ты уж выкрутись как-нибудь, а нас не выдавай». Не знаю, как, но Максим выкрутился.

* * *

В пресс-службах универсальность приветствуется, но сотрудники все же делятся на пишущих и снимающих. У кого к чему душа лежит, поскольку без души нет творчества, одно ремесло. И среди пишущих милиционеров тоже есть весьма талантливые люди. Начальник пресс-группы СУВДТ Алексей Болковский пишет стихи и прозу, статьи и книги. В общем, на все руки мастер. То же самое, за исключением, пожалуй, стихов, можно сказать о Валентине Володарской. Кроме того, что Валентина Николаевна главный редактор газеты «Вестник ГИБДД», она еще пишет интересные статьи для журналов и книги о своих зарубежных путешествиях. Любопытно, что Алексей Болковский начинал свою трудовую деятельность в милиции в одном кабинете с Валентиной Володарской в отделе пропаганды ГАИ Свердловской области. Потом их пути разошлись, но оба достигли успеха в творчестве. Например, в 2003 году и Болковский, и Володарская были отмечены всероссийскими премиями в милицейской журналистике, только каждый по своей линии. Алексей Леонидович по транспортной милиции, а Валентина Николаевна по ГИБДД.

И небольшая шутка: Если работник ГИБДД не желает брать ваших денег, улыбнитесь и громко передайте привет всем своим знакомым, которые смотрят передачу «Дорожный патруль».

* * *

Алексей Болковский не раз бывал в служебных командировках в Чечне. И как-то по возвращении рассказал любопытную историю, которую пересказываю как запомнил:

Как-то в Чечню прибыл состав с новейшими образцами военной техники. Журналисты, как это часто бывает, каким-то неведомым путем получили информацию о его прибытии и обратились во временный пресс-центр МВД с просьбой сделать репортаж о новом вооружении. Болковский связался с руководством и изложил просьбу журналистов. Ему ответили отказом. Но неугомонные журналисты выяснили на какой станции состав должен разгружаться и отправились туда. Тогда руководство поставило Алексею Леонидовичу задачу чем угодно увлечь журналистов, но до состава с новой техникой их не допустить. В принципе, в условиях войны вполне объяснимое решение – интересы секретности прежде всего. Болковский связался по телефону с начальником станции, объяснил ему задачу руководства и сам отправился туда. Когда он приехал, то обнаружил в кабинете начальника станции шикарно накрытый стол и журналистскую братию, сидящую за ним. Пили двое суток, посидели здорово. И за весельем тот злополучный состав спокойно, не останавливаясь, миновал эту станцию. Впрочем, он уже мало занимал журналистов.

* * *

Вообще, пресс-службы органов внутренних дел – удивительные подразделения. Они существуют словно бы на стыке милицейских ограничений и безудержного полета творческих фантазий. С одной стороны в них присутствуют все атрибуты милицейской составляющей с ее дисциплиной, формой, отчетностью и дежурствами, а с другой – нигде материальные и карьерные интересы не ценят столь низко, поскольку они гораздо менее важны творческих амбиций.

Однако при том, что работа в милицейских пресс-службах довольно увлекательная, она еще и очень нервная. Попадает буквально за все. Где бы что критическое не напечатали, виновата пресс-служба. Руководители выступать в СМИ отказываются, но при этом обязательно хотят, чтобы их подразделение постоянно звучало с экранов телевизоров и газетных страниц. Однако с экранов и страниц все больше звучит информация про оборотней, взяточниках и беспредельщиках в милицейских погонах. Такая уж конъюнктура сложилась на медиарынке, что возникает впечатление будто народу нравится когда ментов выставляют глупыми, некрасивыми и нечистыми на руку.

* * *

Реклама русского боевика «С кем не бывает».

Текст диктора:

«…Подозрение в зверском убийстве двух сотрудников милиции падает на Павла — бывшего десантника. Все улики против него. Весь мир против него: тупой начальник уголовного розыска, оперативники, для которых нет ничего святого, прокурор — карьерист, судья — взяточник. Но с помощью своих друзей и адвоката — девушки Маши, Павел восстанавливает справедливость и обретает свободу. Наградой ему будет любовь. А тех двух ментов Пашка чисто случайно завалил. По пьяни. Ошибка вышла. С кем не бывает…».

* * *

Конечно, может быть, кто посчитает мои стенания на выставление милиции в негативном свете ментовским брюзжанием, и скажет: «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Но или я ничего не понимаю в этой жизни, что скорей всего, или все мы от постоянных катаклизмов уже настолько испортили свою психику, что добротой нас не пронять, а заинтересовать можно чем-то либо извращенным, либо скандальным, причем все это должно быть еще связано с известными людьми.

Для примера приведу такую ситуацию. Когда у нас посадили двух оперов фактически за то, что они хотели вернуть государству 19 миллионов рублей, мне это показалось высшей несправедливостью. По этому поводу я направил материалы в несколько центральных газет. Понятно, что истории о честных ментах, несправедливо брошенных на тюремные нары ныне никого не интересуют. Поэтому материалы я отправлял заведомо без особой надежды. Так и получилось. И только из одной московской газеты пришел ответ. От одной очень известной журналистки. Мы с ней лично знакомы, поэтому она ответила честно и откровенно, за что я стал уважать ее еще больше:

«Честный милиционер, который пытался посадить преступника, а преступник сам его посадил – это хорошо, но должно быть что-нибудь еще. К примеру: тридцать милиционеров брались за этого преступника – и всех по очереди посадил гад. Или преступление должно быть сверхэкстраординарное. Или преступник – школьный товарищ Ельцина (и были бы доказательства, что не без участия высокопоставленного лица…). Или милиционер должен быть какая-то легенда – хотя кто у нас сейчас в МВД легенда, кроме Марининой да Гурова».

А теперь решайте сами, что же обычному милиционеру надо такого сверхэкстраординарного раскрыть и как обычный сотрудник пресс-службы об этом должен сверхталантливо написать, чтобы материал появился на страницах газет.

Криминальные новости: Вчера в городе Мухосранске был взорван банк спермы. Погибло дело рук тысяч людей!!!

* * *

Предыдущая часть   —   Следующая часть

Оставьте отзыв