Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

МЯТЕЖНЫЙ ГЕНЕРАЛ (PIOTR GRIGORENKO)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

МЯТЕЖНЫЙ ГЕНЕРАЛ

(PIOTR GRIGORENKO)

Одним из самых известных советских диссидентов стал бывший генерал Советской армии Петр Григоренко. Отчасти из-за того, что в правозащитном движении он был единственным генералом. Особенно популярен он на Украине. В Киеве в честь Григоренко назван проспект, а во Львове – площадь. В центре Симферополя на Советской площади установлен его памятник. В 1997 году Президент Украины Л.М.Кучма посмертно наградил Григоренко орденом «За мужество». Однако в России Григоренко не особо знают и почитают. И причиной тому два аспекта. Во-первых, в обществе мало знают и понимают правозащитников в целом. Очень часто они у людей ассоциируются с некими горлопанами и сутяжниками. А во-вторых, правозащитники отстаивают права и интересы только части людей. Например, советские диссиденты проявили самопожертвование, когда, презрев собственное благополучие, отправились на Красную площадь выразить протест против введения советских танков в Прагу в 1968 году. Все они подверглись репрессиям за этот поступок. Вот только никто из них, и в том числе те, кто после советских лагерей перебрался на Запад, не выходил к Капитолию и выступал ни против введения американских танков в Гранаду или бомбардировки авиацией НАТО Югославии. Вольно или невольно Григоренко выражал интересы украинских националистов и крымских татар. Они его и превозносят больше всего.

НА СЛУЖБЕ РЕЖИМУ

В России личность Петра Григоренко оценивают весьма неоднозначно. Оценки его деятельности порой крайне полярны. И эта полярность объясняется даже не его деятельностью, а принципом, который прослеживается, например в христианской религии. Ранних христиан из числа «перековавшихся» язычников возносили и ставили в пример. А в поздние времена, христиан, обратившихся в другую религию, приравнивали к государственным изменникам и предавали смертной казни. Вот и Григоренко стал для одних апостолом диссидентства, а для других ренегатом, предавшим то, чему служил.

Долгие годы Григоренко был частью советского режима и служил ему верой и правдой. Родился он в 1907 году в Запорожской области в крестьянской семье. Сомнений в правоте Советской власти у Петра не было. Наоборот он с юности был ее поборников. Сначала в качестве члена бюро комсомольской ячейки в родном селе. Потом — политрука в 1-й трудовой школе. Затем — секретаря Селидовского сельского райкома комсомола и секретаря комитета комсомола транспортного комбината. Судьба распорядилась так, что партийной карьере он предпочел военную. В 1934 году Петр закончил Военно-инженерную академию в Москве и был назначен начальником штаба отдельного саперного батальона в Западном особом военном округе. Позже Григоренко рассказывал, что именно в ту пору у него появились сомнения в справедливости советского строя, когда по приказу командования ему было поручено руководить подрывом православных храмов. Но чувство вины у него появилось потом, а сначала он добросовестно взялся за выполнение приказа. В своей книге «В подполье можно встретить только крыс» Григоренко писал:

«В общем, вся работа была возложена на меня. И переговоры с Витебским горсоветом, и организация взрыва, и сам взрыв. Я не помню, сколько я «заломил» за взрыв, но только знаю, что это было фантастически дорого, с моей точки зрения. Но председатель совета, мне сразу это стало ясно, обрадовался дешевизне, и я пожалел, что запросил мало».

Четкое выполнение приказа по уничтожению храмов, вероятно, положительно сказалась на репутации молодого офицера, и он был направлен на учебу в Академию Генерального штаба в Москве.

В ПОИСКАХ ВИНОВАТЫХ

Похоже, что Перт Григоренко с молодых лет действительно обладал обостренным чувством справедливости. И это если не извиняет, то объясняет его жалобы и доносы.

В 1938 году он добился аудиенции у генерального прокурора А.Я.Вышинского, которому поведал о злоупотреблениях сотрудников органов НКВД в Запорожье на основе информации, полученной от брата Ивана, который был арестован по политическим обвинениям, но затем освобожден. В ту пору «бериевская метла» выметала из НКВД ежовские кадры. Так что жалоба Григоренко пришлась кстати. После его разговора с Вышинским ряд руководителей НКВД в Запорожье сами были репрессированы. Но если в данном случае стремление Григоренко наказать «обидчиков» брата объяснимо родственными мотивами, то его донос секретарю ЦК ВКП(б) Андрееву на преподавателей Академии Генерального штаба РККА явно вызван другими причинами. Особенно от него досталось начальнику кафедры профессору комдиву Меликову. Григоренко негодует, что Меликов в лекции о Варшавской операции 1920 года говорил, что Тухаческий в тот период не был врагом народа. И что в другой лекции об операциях 1919 года на Восточном фронте Меликов подвергает реабилитации другого врага народа – С.С.Каменева.

Григоренко в своем письме обвинял преподавателей в восхвалении врагов народа и преуменьшении роли Сталина в Гражданской войне. Письмо заканчивалось предложениями перестроить учебный план и программы академии.

Похоже, что именно в этом письме секретарю ЦК кроются истоки всей будущей правозащитной деятельности Григоренко. Они заключены не в высоких идеалах, а все лишь в неудовлетворенных амбициях. Сначала ему казалось, что именно он знает, как надо преподавать. Позже – как воевать. А затем – как управлять государством.

Большинство его командиров в служебных характеристиках давали ему не очень лестную оценку и отмечали его чересчур завышенные амбиции:

«Страдает чрезмерным зазнайством, переоценкой своих знаний и способностей, а на деле их не оправдывает». Командующий Дальневосточным фронтом М.А.Пуркаев.

«По причине излишнего самолюбия авторитетом у товарищей и подчинённых не пользуется». Начальник штаба 10-й гвардейской армии Н.П.Сидельников.

В ПОИСКАХ ПРАВДЫ

Начало Великой Отечественной войны Григоренко встретил на Дальнем Востоке. На фронт прибыл в сентябре 1943 года. Воевал в Прибалтике, на Украине и на Карпатах.

После войны Григоренко 16 лет работал в Военной академии имени М.В.Фрунзе, где стал генералом и начальником кафедры. Надо отдать должное Петру Григоренко. Ему было что терять. Но во имя своих идеалов он отказался от благополучия и ступил на тернистый путь «правды и добра». За открытое письмо, в котором Григоренко критиковал «неразумную и часто вредную деятельность Хрущева и его окружения», он был уволен из академии и переведен с понижением на Дальний восток. В 1963 году он с сыновьями создал «Союз борьбы за возрождение ленинизма», который занимался подпольным выпуском и листовок с критикой советской бюрократии и официальных профсоюзов. За эту деятельность его арестовали. 17 июня 1964 года Военная коллегия Верховного Суда СССР в закрытом режиме рассмотрела дело Григоренко. Он был признан душевнобольным, лишен воинского звания и направлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Весной 1965 года его выпустили, но спустя некоторое время Григоренко активно принялся выступать за возвращение татарской Автономии в Крыму. Вновь был помещен на принудительное психиатрическое лечение. В 1975 году под давлением широкой международной кампании протестов Григоренко выпустили их психлечебницы. И он снова с головой ушел в протестную деятельность. Стал одним из основателей Украинской Хельсинкской группы, затем ее представителем в Москве.

В конце 1977 года выехал с женой в США для операции и свидания с ранее эмигрировавшим сыном. Через несколько месяцев был лишен гражданства и тем самым права возвращения в СССР. В США продолжил критику советского руководства, в частности в выпущенной в Америке книге воспоминаний «В подполье можно встретить только крыс».

ЭПИЛОГ

Был в СССР такой ярлык – «антисоветчик». Когда-то этот ярлык лепили на Григоренко. Но следует признать, что небезосновательно. Родина немилостиво обошлась с Григоренко, залечивая его в психушках от взглядов идущих в разрез с официальной идеологией. Но и он ее в Америке не хвалил. В его книге досталось многим. Сталин выглядит шовинистом. Хрущев – несмышленым недорослем. Брежнев – фанфароном. Жуков – ограниченным военачальником, которому для коалиционной войны не хватало кругозора. Досталось даже западным дипломатам, которые вместо того, чтобы гнобить СССР подписали с ним Хельсинское соглашение в 1975 году.

Олег Логинов

Статьи по теме:

Владимир Ветров 

Андрей Вышинский 

Голод в России 

Оставьте отзыв