Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

220 ЛЕТ МВД РОССИИ ч. 6. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ …»(WE ARE OURS, WE ARE NEW …)

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

220 ЛЕТ МВД РОССИИ

ЧАСТЬ 2

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ МИЛИЦИИ

ГЛАВА I

МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ …

(WE ARE OURS, WE ARE NEW …)

В числе тринадцати наркоматов, образованных на II Всероссийским съезде Советов, был Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). На него возлагались важные и обширные функции, в том числе охрана рево­люционного порядка и борьба с преступностью.

28 октября (10 ноября) 1917 г. по уполномочию Советского прави­тельства Народный комиссариат внутренних дел издал постановление «О рабочей милиции». В нем говорилось:

1. Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию;

2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов;

3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооруже­нию рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до снабжения ее казенным оружием;

Постановление юридически закрепило создание в нашей стране ор­гана охраны социалистического общественного порядка — советской мили­ции. Поэтому ежегодный праздник День советской милиции отмечается 10 ноября. Любопытно, что учредителем рабочей милиции стал первый советский министр внутренних дел Алексей Рыков, который пробыл на этом посту всего 9 дней.

Виктор Пузырьков. «Патруль (ЧОН)»

В постановлении НКВД от 28 октября 1917 года не предусматривались какие-либо конкретные организационные формы рабочей милиции. Это объяснялось тем, что пришедшие к власти пролетариат и беднейшее кре­стьянство не имели ни опыта государственного строительства, ни готовых образцов, которыми можно было бы воспользоваться.

Наиболее распространенной формой вооруженных формирований большевиков в первые месяцы Советской власти были отряды Красной гвардии. Они являлись основной опорой Советов, вооруженной силой, обеспечивающей прочность их власти, стоявшей на страже революцион­ного порядка. Отряды Красной гвардии создавались Советами и военно-революционными комитетами как в крупных промышленных центрах страны, так и в сельской местности. В Петрограде с первых дней револю­ции охрану общественного порядка осуществляла Красная гвардия, кото­рой руководил Комитет охраны Петрограда во главе с К.Е. Ворошиловым.

Проверка документов.

На местах создавались вооруженные формирования трудящихся и под другими названиями: специальные отряды охраны, отряды порядка и охраны (Вологодская губерния); охранные дружины (Смоленская губер­ния); рабочие дружины, крестьянские дружины (Пермская губерния). Характерной особенностью всех подобных вооруженных формиро­ваний, создававшихся Советами, было отсутствие в них штата постоянных профессиональных работников. Эти формирования соединяли в себе как функции органа охраны общественного порядка, так и военные функции.

Однако нарушение Германией условий Брестского мира, начало гражданской войны, бурный рост преступности потребовали создания как регулярной армии, так и специального аппарата для борьбы с контррево­люцией, штатных государственных органов охраны общественного поряд­ка.

Упр милиции

15 января 1918 года был принят декрет СНК РСФСР «О Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Для подавления контрреволюции, а так­же для пресечения подрывной деятельности империалистических разведок в декабре 1917 г. была создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК).

Очень сложными были и задачи охраны общественного порядка, борьбы с преступностью, уровень которой возрастал высокими темпами. Достаточно сказать, что число тяжких преступлений (убийств, разбоев, бандитизма и др.) в 1918 г. по сравнению с 1916 г. увеличилось в 10-20 раз. Этому не могли противостоять вооруженные формирования из рабочих и крестьян, осуществлявшие охрану порядка в свободное от основных занятий время.

После Февральской и Октябрьской революций Россию захлестнул политический и уголовный бандитизм. Структура полиции была разрушена, а милиции еще не налажена. Вырвавшиеся на волю из тюрем и «малин» уголовники почувствовало, что настало их время.

В конце 1917-го года только в Москве действовало более 30-ти банд. В Петрограде наводила ужас на жителей банда, возглавляемая профессиональным убийцей Александровым по кличке «Мишка Паныч», на Псковщине в течение пяти лет действовала банда, насчитывавшая 165 человек под командой Воробья. В Хабаровске орудовала шайка налетчиков, ведомая неким Седлицким, в Херсонском уезде – банда Лехера.

Для большего устрашения бандиты нарекали свои организации броскими названиями: «Черная маска», «Девятка смерти», «Бимбом», «Руки на стенку», «Деньги ваши, будут наши», «Банда лесного дьявола» и т.п. Банда подростков, пойманная после убийства двоих детей, называлась вообще претенциозно — «Клуб бомбистов царя ночи номер шесть».

Михаил Культяпый

Да и действовать преступники старались в те годы эффектно и вызывающе. В 1923 году банда, ворвавшаяся в одну из квартир неподалеку от сада «Эрмитаж», во время ограбления развлекалась игрою на рояле и пением. Налетчики лакомились найденными конфетами и галантно отпаивали водой хозяйку, которой от испуга сделалось дурно. Члены другой шайки, вломившись в кооператив на Большой Никитской, приказали всем присутствующим лечь на пол. Когда одна дама отказалась лечь на грязный пол, они постелили штуку мануфактуры, а потом прикончили всех выстрелами из обрезов и револьверов. Особенно любил издевательски поразвлечься над жертвами московский бандит, бывший чистильщик сапог и разносчик газет Мишка Культяпый. Например, связывал захваченных людей и укладывал на полу веером, а потом методично разбивал топором им головы. Изрядным позерством отличались и действия знаменитого питерского налетчика Леньки Пантелева. Он мог запросто извиниться перед потерпевшими при ограблении.

Бурные политические события, подчас связанные с проявлениями жестокости, надломили в чем-то общественную психику, старая мораль и нравственность, словно были отправлены многими на свалку истории вместе с монархией. Жестокие убийства для преступников стали считаться проявлением доблести. Нетрудно представить какой же опасности подвергались тогда простые люди, если даже вождь мирового пролетариата подвергся бандитскому налету.

19 января 1919 года Ленин решил принять участие в детском празднике и отправился на него вместе с охраной. Тем временем в Сокольниках пьянствовала банда Кошелькова и при этом разрабатывала план ограбления особняка на Новинском бульваре и кооператива на Плющихе. Идея раздобыть машину для «дела» возникла спонтанно. Бандиты отправились на дорогу, чтобы завладеть первым попавшимся автомобилем.

Первым заметил людей вооруженных наганами шофер Ильича – Гиль. Ленин, думая, что это красногвардейский патруль, приказал водителю остановиться. Здоровенный Кошельков выволок Владимира Ильича из машины. Тот запротестовал, заявил, что он — Ленин и даже предъявил удостоверение. Кошелькову послышалось, что фамилия владельца машины Левин, поэтому он не обратил на него особо внимания, просто отобрал у Владимира Ильича еще удостоверение и личный пистолет, а потом уселся в реквизированный автомобиль.

Только значительно отъехав от места происшествия, главарь взглянул на отобранное удостоверение. И обомлел. А потом приказал гнать обратно. Он решил захватить Ленина, чтобы получить за него выкуп от Советской власти. Но опоздал.

Сотрудники милиции активно занялись поисками бандитов. Тогда они еще не знали, что нападение на «вождя мирового пролетариата» дело рук Кошелькова, поэтому начали крупномасштабную акцию против всего преступного мира столицы. Бандиты ответили настоящим террором. 24 января 1919 года стал «черным» днем в истории милиции. Шайка Сабана (Сафонова), разъезжая на машине по Москве, буквально расстреливала сотрудников органов внутренних дел. От ее рук тогда погибло 16 милиционеров. Ночью этого же дня аналогичные действия предприняла банда Кошелькова. На отобранном автомобиле преступники подъезжали к милицейским постам и свистком вызывали постового, а когда тот, полагая, что это служебная проверка выходил, хладнокровно убивали его. Этой ночью было убито 22 постовых милиционера.

После этого чекисты начали самую настоящую охоту за Кошельковым. Вскоре удалось переловить большинство членов банды, но главарь оставался на свободе. Наконец, его выследили в доме по Старому Божедомовскому переулку. Кошельков отчаянно отстреливался из двух револьверов, но пулей, выпущенной из карабина, был смертельно ранен. 21 июня 1919 года он скончался.

А Ленин припомнил нападение на него в своей известной работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Желая обосновать необходимость заключения Брестского мира, он вспоминает о компромиссе, который вынужден был заключить с бандитами, отдав им документы, револьвер и автомобиль, чтобы они дали возможность «уйти подобру-поздорову». И проводит аналогию: «Наш компромисс с бандитами германского империализма подобен такому компромиссу».

Не удалось уйти от справедливого возмездия и Сабану. Милиция напала на след его шайки, и в завязавшейся перестрелке многие бандиты были убиты. Однако тогда Сафонов скрылся и спрятался в доме своей сестры в городе Лебедяни. Родственники дорого заплатили, дав приют отпетому негодяю. Сабан вырезал всю семью сестры в количестве 8 человек. При задержании он отстреливался из двух маузеров, бросил в преследовавших его милиционеров несколько бомб, но все же был схвачен. По требованию жителей Лебедяни Сафо- нов был расстрелян.

12 октября 1918 г. НКВД совместно с НКЮ утвердили Инструкцию об организации советской рабоче-крестьянской милиции. Она открывала новую веху в процессе становления милиции как штатного государствен­ного органа охраны общественного порядка.

Название советской милиции — «рабоче-крестьянская» — отражало ее классовую сущность, коренное, отличие от буржуазной полиции. Классо­вый характер советской милиции нашел отражение в ее основных задачах. В Инструкции НКВД и НКЮ от 12 октября 1918 г. указывалось, что «советская милиция стоит на страже интересов рабочего класса и бедней­шего крестьянства. Главной ее обязанностью является охрана революци­онного порядка и гражданской безопасности».

Составной частью рабоче-крестьянской милиции были аппараты уголовного розыска. Единая их система в РСФСР возникла после учреж­дения в составе Главмилиции в октябре 1918 года Центрального управления уголовного розыска (Центророзыск) на правах отдела.

Как исполнительный орган Советской власти, милиция имела широ­кий круг задач, определявших ее основные обязанности. Согласно Инст­рукции в их число входили: наблюдение за исполнением всеми граждана­ми декретов и распоряжений органов власти по вопросам учета, распреде­ления продуктов промышленности и сельского хозяйства, соблюдения на них твердых цен; своевременное оповещение населения о распоряжениях органов власти; содействие советским государственным органам в осуще­ствлении ими возложенных на них обязанностей; поддержание порядка в общественных местах; составление актов и протоколов о нарушении по­рядка, преступлениях и происшествиях. Милиция была обязана принимать меры к обеспечению порядка и безопасности во время пожаров, стихий­ных бедствий, оказывать помощь при несчастных случаях, привлекая к этой работе при необходимости и граждан.

Отдел карманных краж в Петрограде. 1920

Функции милиции также включали в себя: наблюдение за санитари­ей и благоустройством на улицах, площадях; надзор за порядком движе­ния на дорогах; выдачу в случаях, предусмотренных распоряжениями цен­тральной власти, удостоверений личности, трудовых книжек и других до­кументов (справок, сведений, свидетельств). В борьбе с преступностью, кроме мер оперативно-розыскного характера, проводившихся уголовным розыском, милиция была обязана непосредственно участвовать в предварительном расследовании и оказывать содействие судебным органам в ис­полнении приговоров.

В условиях военного времени от четкой работы транспорта зависели своевременное получение сырья и выпуск военной продукции, доставка ее в районы боевых действий. Поддержание твердого общественного поряд­ка составляло одну из предпосылок успешного функционирования путей сообщения. 21 февраля 1919 года ВЦИК издал постановление «Об организа­ции железнодорожной милиции и железнодорожной охраны»

Железнодорожная милиция находилась в составе Наркомата внут­ренних дел. При Главном управлении рабоче-крестьянской милиции был учрежден отдел железнодорожной милиции, который являлся ее высшим руководящим органом. Декретом ВЦИК в апреле 1919г. было утверждено Положение о речной советской рабоче-крестьянской милиции’.

Первостепенное значение в рассматриваемый период приобретала охрана фабрик, заводов, шахт и производимой ими продукции. Существо­вавшая на предприятиях местная охрана была малочисленной и слабо ор­ганизованной и не могла надежно оградить их от преступных посяга­тельств. Поэтому охрана таких объектов бьыа возложена на НКВД. В со­ставе Главного управления милиции РСФСР 3 марта 1920 года был образован отдел, в губернских управлениях — отделения промышленной милиции. На территории уездов создавались подразделения промышленной мили­ции.

В годы гражданской войны первым советским милиционерам приходилось заниматься не только своими основными обязанностями по охране правопорядка, но и участвовать в боевых действиях. Так, весной 1919 года, когда к Петрограду подошла армия генерала Юденича, из сотрудников милиции было сформировано семь отрядов общей численностью более 1500 человек. Активно участвовала милиция в боевых действиях и на других фронтах. Например, в конце 1918 — начале 1919 гг. во время наступления белогвардейских войск на Пермь работники милиции города ушли на фронт. Несколько позднее в Охонском уезде был сформирован отряд ми­лиционеров, действовавший на Северо-Пермском фронте. С апреля до конца мая 1919 года. милиция Оренбурга в полном составе участвовала в боях против белых войск.

Милиция принимала участие в борьбе с антисоветскими мятежами, политическим бандитизмом. Главное управление милиции РСФСР в од­ном из своих документов отмечало: «За время своего существования со­ветская милиция почти во всех случаях белогвардейских и кулацких вос­станий (которые насчитывались сотнями) принимала активное участие с оружием в руках в их ликвидации, причем понесла немало жертв».

Укрепление правопорядка было одной из первоочередных задач новой власти. Уже 27 октября 1917 года Петроградский Военно-революционный комитет (ВРК) поручил коменданту 2-го городского района «в связи с происходящим пьянством, тайной продажей оружия и спиртных напитков» произвести обыски обла­вы и подвергнуть аресту виновных. На улицы города были направлены красногвардейцы «для предотвращения всяких бесчинств, хулиганских проявлений и задержания пьяных. лиц и подозрительных». Чтобы ликвидировать пьяные погромы, ВРК принял решение уничтожить спиртные и винные запасы. В сточные канавы было слито ог­ромное количество спиртных напитков. Только на складах Зимнего дворца их уничтожили на 3 млн. руб.

Несмотря на отсутствие опыта, профессиональных знаний, работни­ки советской милиции решительно боролись с преступностью. Так, в но­ябре 1917 года в Москве была проведена операция по изъятию оружия у на­селения с целью прекращения грабежей и «самочинных вооруженных обысков».


Образец выполнения служебного долга и подлинного героизма пока­зали московские милиционеры Егор Швырков и Семен Пекалов. Потомст­венные рабочие, они пришли в милицию прямо от станков и с первых же дней хорошо зарекомендовали себя. Е.Щвырков и С.Пекалов 4 апреля 1918 года вступили в бой с шайкой бандитов, пытавшихся совершить ограб­ление квартир граждан. Несколько бандитов было убито, остальные бежа­ли. Отстреливаясь, они убили Швыркова и смертельно ранили Пекалова. Милиционеры не дали ограбить ни одной квартиры, все жильцы остались невредимыми. Герои-милиционеры Е.П.Швырков и С.М.Пекалов похоро­нены на Красной площади у Кремлевской стены.

Преступность наносила огромный вред. Поэтому Народный комис­сариат внутренних дел в июле 1920 года поставил перед местными органами милиции задачу «очистить республику» от наиболее опасных преступни­ков-рецидивистов, приняв немедленно для этого самые энергичные меры. Такие требования вызывались огромными масштабами и ростом преступ­ности. В 1919 году, согласно данным Центророзыска, в 38 губерниях РСФСР было совершено 2816 грабежей и разбоев, в 1920 г. — 7319. Состояние же преступности в целом характеризовалось следующим образом: в 1919 г. по данным, поступившим из 39 губерний РСФСР, было зарегистрировано 108638 преступлений, а в 1920 г. по данным 41 губернии — 341142 пре­ступления.

В рассматриваемый период в РСФСР регистрация преступлений и результатов борьбы с ними велась нерегулярно. Однако общие сведения о деятельности милиции и уголовного розыска имеют следующие показате­ли: в 1919 году средняя раскрываемость преступлений составила 51%, в 1920 г. — 57%. В условиях хозяйственной разрухи, острой классовой борьбы, высокого уровня профессиональной преступности, с одной сторо­ны, и недостаточном опыте работников уголовного розыска и милиции, отсутствии необходимой оперативно-розыскной техники — с другой, эти результаты следует признать неплохими.

По окончании гражданской войны, с переходом к новой экономиче­ской политике система органов советской милиции претерпела сущест­венные изменения. В 1921 году были ликвидированы железнодорожная и водная милиция, упразднена следственно-розыскная милиция, прекратили существование промышленная, а затем и продовольственная милиция.

В целях экономии государственных средств, необходимых для скорейшего восстановления народного хозяй­ства, содержание милиции в 1922 году было передано на местный бюджет, что в большинстве случаев повлекло ухудшение материального положения сотрудников милиции и дальнейшее сокращение штатов. В Российской Федерации, например, к концу 1925 г. личный состав милиции сократился по сравнению с 1921 г. более чем в 6 раз. Сокращения коснулись даже такой приоритетной службы, как уголовный розыск. Если на 1 мая 1923 года сотрудников этих подразделений насчитывалось 10 500 человек, то на 1 октября 1935г. – только 5151. Средняя зарплата милиционеров в городах составляла 25-30 рублей, в сельских местностях 20-21 руб., а в Сибири вообще 12-15 рублей. Для сравнения: зарплата лесного объездчика составляла 45 руб., дворника – 45-50 руб., стрелка военизированной охраны – 60 руб. Произошло и резкое сокращение милицейских школ: если на первое сентября 1922 года их было 48, то уже на 1 октября 1923 осталось всего 11. Однако сложная оперативная обстановка в стране и ухудшение положения правоохранительных органов, не мешало милиционеров собираться для обсуждения популистских решений. Общим собранием работников Петроградской милиции 3112.1922г. председатель Революционного Военного Совета Республики Лев Давидович Троцкий был избран красным милиционером на почетном посту у Смольного.

Если численность общей (уездно-городской) милиции в восстанови­тельный период резко сократилась, то службы ведомственной милиции, наоборот, значительно пополнились новыми сотрудниками и расширились структурно. Продиктовано это было экономическими и социальными при­чинами. Губернские исполкомы стали активно формировать подразделе­ния фабрично-заводской, горно-приисковой, промысловой, торгово-промышленной и других видов ведомственной милиции. Опыт работы на местах был обобщен. 6 февраля 1924 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принял постановление о ведомственной милиции. Создавалась она на договорных началах с администрацией тех народнохозяйственных объ­ектов, которые охраняла, и содержалась за их счет.

Первые милиционеры Средней Азии. 1920

Наибольшую опасность для становления молодой Республики Советов представлял бандитизм. Милиция принима­ла активное участие в его ликвидации. Так, Реввоенсовет Западного фрон­та 9 июля 1921 года сообщал Совету Труда и Обороны и НКВД РСФСР о том, что к борьбе с бандитизмом привлечено 17836 работников милиции. Активное участие в борьбе с бандитизмом принимала милиция Украины, Белоруссии, Сибири, Туркестана, Северно­го Кавказа, Поволжья, Кубани, Дона и других регионов. Только за 1921 и первое полугодие 1922 года отряды милиции 3096 раз вступали в вооружен­ные схватки с бандформированиями. Было задержано 4 тыс. контррево­люционеров и около 16 тыс. бандитов. В боях с бандами милиция Россий­ской Федерации потеряла за полтора года 1340 сотрудников.

Евгений Петров (Катаев)

Работа в уголовном розыске оставила глубокий след в судьбе и творчестве известных советских писателей Михаила Зощенко и Евгения Петрова. В начале 1920-х годов Петров, один из авторов «12 стульев» работал в одесском уголовном ро­зыске. Позже он вспоминал об этом периоде: «Я считал, что жить осталось 3-4 дня, ну максимум неделю. Привык к этой мысли и никогда не строил никаких планов. Я проводил дознание по поводу 17 убийств. Дела сразу шли в трибунал. Кодексов не было, судили просто — «Именем револю­ции».

Петров лаконичен и скромен. В архивах же хранятся документы, свидетельствующие, что будущий писатель участвовал в раскрытии десят­ков преступлений, в том числе — убийства пя­ти человек в поселке Беляевка, убийства семьи на ст.Выгода, в задержании бандитов Колера и Кириченко, в раскрытии уголовно-политической орга­низации Шмайца, Вургорда, Орлова, в ликвидации банды Грубера и т.д.

Арест самогонщика работниками ГПУ, 1920–е годы

Милиции приходилось вести самую решительную борьбу не только с бандитизмом, но и с давней бедой русского народа – пьянством, которое зачастую идет рука об руку с преступностью. В стране хлеб выдавался по карточкам, зато самогона было, хоть залейся. Во многом этому способствовала экономическая ситуация. Сельским жителям было гораздо выгоднее продавать не зерно, а изготовленный из него самогон. Борьба с распространением этого зелья потребовала от милиции концентрации больших сил. Вот несколько примеров из деятельности столичной милиции, о ко­торых сообщалось в газете «Рабочая Москва». Только за период с 1 ноября пo 15 декабря 1922 г. Московской милицией «произведено в целях иско­ренения самогонки 5807 обысков, из них более 3 тысяч с результатом (найден самогон и самогонные аппараты). За это время обнаружен целый ряд самогонных трестов» (18 января 1923 г.). В ночь на 15 января 1923 г. оперативная группа проверила рестораны «Саратов» и «Ливорно». «При их появлении официанты начали прятать бутылки из-под самогонки, а си­девшие посетители кабинетов выбрасывали бутылки из форточек во двор. В подвалах ресторанов обнаружено 13 пустых металлических бидонов с запахом спирта, а также бутылки из-под коньяка и водки Рестораны за­крыты… В ресторане «Палиха» найдено 4 бутылки спирта. Ресторан за­крыт» (15 января 1923 г.). Некоторые самогонщики прибегали к хитроум­ным ухищрениям, чтобы замаскировать свою преступную деятельность. Тогда за дело брался уголовный розыск. Так, оперативным путем выявлен в поселке Реутово некий Левин, «производивший» до 15 ведер самогона в сутки (26 октября 1926 г.).

Принятый в конце 1920-х годов курс на ускоренное экономическое развитие, переход к индустриализации промышленности и коллективиза­ции сельского хозяйства, привели к тому, что государственное управление все больше стало опираться на методы прямого принуждения, использова­нию во все больших масштабах принудительного труда, усилению уголов­ной репрессии. Все это самым непосредственным образом отразилось на деятельности милиции. ЦИК и СНК СССР 7 августа 1932 года приняли по­становление «Об охране имущества государственных предприятий, колхо­зов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собст­венности». Этот законодательный акт относил всех лиц, посягающих на социалистическую собственность, к врагам народа и устанавливал за хи­щения смертную казнь, а при смягчающих обстоятельствах — лишение сво­боды на длительные сроки.

Постоянно возрастало значение деятельности милиции по обеспече­нию безопасности движения транспорта и пешеходов. Московский губернский административный отдел в 1928 году ввел новую должность — ин­спектор по регулированию уличного движения. На него возлагались сле­дующие обязанности: рациональное распределение транспортных пото­ков; установление мест стоянок такси; непосредственное наблюдение за уличным движением и решение ряда других вопросов, связанных с обес­печением безопасности уличного движения. Опыт москвичей был вос­принят крупными городами страны.

СНК СССР 23 июля 1935 года постановил, что «в целях решительной борьбы с аварийностью, неправильным использованием и хищническим отношением к автотранспорту» в системе Центрального управления шос­сейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта образуется Госу­дарственная автомобильная инспекция. В союзных и автономных респуб­ликах, краях и областях, городах Москве и Ленинграде был учрежден ин­ститут уполномоченных ГАИ, в районах — госавтоинспекторов. В марте 1936 г. Госавтоинспекция была передана в ведение Главного управления рабоче-крестьянской милиции. Сотрудники ГАИ наде­лялись всеми правами, установленными для работников милиции. Они могли налагать на нарушителей правил эксплуатации автотранспорта де­нежные штрафы, а также ставить перед квалификационной комиссией во­прос о лишении шоферов права вождения автотранспорта за систематиче­ское грубое нарушение установленных правил управления автомобилями.

В сферу деятельности милиции входил широкий круг обязанностей по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. К началу 1921 года в стране насчитывалось 5,5 млн. беспризорных подростков. ВЦИК 27 января 1921 года образовал Особую полномочную комиссию по улучшению жизни детей и организации борьбы с детской беспризорностью. Председа­тель комиссии Ф.Э,Дзержинский в марте 1923 года обратился ко всем трудя­щимся страны с призывом «Все на помощь детям!» . Органы милиции всех уровней принимали самое непосредственное участие в борьбе с беспри­зорностью, безнадзорностью и правонарушениями несовершеннолетних. Хотя в двадцатые годы беспризорность из года в год сокращалась, матери­альные условия жизни страны не давали возможности направлять в эту сферу нужные ресурсы, а административными мерами многого достичь было невозможно.

В ноябре 1928 года в крупном промышленном центре Урала — Ниж­нем Тагиле при рабочих клубах возникли первые ячейки Общества содей­ствия милиции (Осодмила). Члены этих ячеек стали дежурить в клу­бах, бороться с хулиганством, пьянством, самогоноварением.

Организационные принципы, задачи, формы деятельности Осодмила получили единую правовую регламентацию в постановлении СНК РСФСР от 25 мая 1930 г. «Об обществах содействия органам милиции и уголовно­го розыска»’. Этот нормативный акт определял Осодмил как доброволь­ные организации местного (городского, поселкового, сельского) значения, состоящие при административно-правовых секциях Советов. На органы милиции возлагалось оперативное руководство и инструктирование чле­нов Осодмила. В короткий срок эти общества получили большое распро­странение. В 1930 г. в РСФСР имелось 4 тыс. ячеек Осодмила, насчиты­вавших 45 тыс. членов.

В соответствии с п. 8 постановления ЦИК СССР от 10 июля 1934 года при Наркоме внутренних дел СССР было образовано Особое совещание, которому предоставлялось право во внесудебном порядке применять вы­сылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок до 5 лет и высылку за пределы СССР. В состав Особого совещания входили за­местители наркома внутренних дел СССР, уполномоченный НКВД СССР по РСФСР, начальник Главного управления рабоче-крестьянской мили­ции, народный комиссар внутренних дел союзной республики, на террито­рии которой возникло дело. На заседаниях Особого совещания присутст­вовал Прокурор СССР или его заместитель. (Подобный орган не являлся чем-то принципиально новым. С первых лет Советской власти действова­ли как органы внесудебной репрессии Коллегия ВЧК-ОГПУ, Особое со­вещание ОГПУ, с 1922 по 1924 г. — Комиссия по административным вы­сылкам при НКВД РСФСР, в 30-е годы — «тройки» в составе первого сек­ретаря ЦК ВКП(б) союзной республики (крайкома, обкома), начальника управления НКВД и прокурора соответствующего уровня, а без секрета­рей партии — «двойки».)

Для предварительного рассмотрения дел, передаваемых на Особое совещание, на местах были образованы тройки УНКВД, так называемые милицейские. Они имели право разбирать дела об уголовных и деклассированных элементах и злостных нарушителях положения о паспортах.

С этого момента репрессивной машине был дан полный ход. В инструкциях регламентирующих деятельность троек, их задача определялась почти, что производственной терминологией – изъятие социально-вредного элемента. И это самое изъятие было поставлено на поток. Конвейер репрессий заработал.

Вячеслав Горелов. «Без суда. Оглашается приговор тройки 1970-79 г.»

О масштабах деятельности троек и особых совещаний свидетельствуют следующие цифры (без данных Таджикской и Туркменской союзных республик. Курской об­ласти и Кировского края): к 1 ноября 1935 года по Союзу ССР изъято соци­ально-вредного элемента 265720 человек, из них рассмотрено тройками УНКВД — 84903, из них заключено в ИГЛ — 65274. Приняты другие меры социальной защиты к 64483, передано в суды НКЮ и другие органы -97920, освобождено 13630 человек.

Подобные меры позволили достичь кратковременного снижения уровня уголовной преступности. 17 марта 1936 года НКВД СССР издал специальный приказ по итогам работы за 1935 г., в котором говорилось, что по сравнению с 1934 г. в СССР число вооруженных грабежей снизилось на 45%, невооружен­ных грабежей — на 46, квалифицированных краж — на 32, конокрадства — на 66%, что объяснялось качественным улучшением оперативной работы ми­лиции. Однако уже в 1938 г. наметились отрицательные изменения в струк­туре и динамике преступности. Несмотря на некоторое снижение общего числа преступлений во втором квартале отмечался рост тяжких преступ­лений (грабежей, квалифицированных краж и др.).

В 1934 году наступил, пожалуй, самый «черный» период в истории российской милиции, который олицетворяется с руководством органами внутренних дел известной тройки министров: Ягода-Ежов-Берия. В этом году второй раз с момента образования советского государства органы внутренних дел и госбезопасности были объединены в одно ведомство. Ранее такое слияние осуществлялось в 1922-23г.г., когда НКВД и ГПУ возглавлял Ф.Э.Дзержинский. На сей раз руководителем объединенного ведомства стал Генрих Ягода.

С его назначением начинает раскручиваться маховик репрессий. Количество заключенных растет бурными темпами. Если в 1933г. их было в местах лишения свободы 334 тысячи человек, то в 1934г. – 510 тыс., в 1935г. – 991 тыс., а в 1936г. уже 1296 тыс. Не обошли стороной репрессии и сотрудников милиции. В 1935г к уголовной ответственности было привлечено 13 715 стражей порядка, а в 1936г – 4568, в 1937 – 8905. Из них осуждено соответственно: 5284, 2621 и 3057 человек.

Однако и сам Генрих Ягода не избежал ареста и суда. В ходе следствия он, желая выторговать себе жизнь, раскаялся во всех мыслимых и немыслимых грехах: в том, что был одним из руководителей правотроцкистского подполья, ставящего себе целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма, в соучастии в убийстве С.М.Кирова, В.Р.Менжинского, В.В.Куйбышева, А.М.Горького и его сына М.А.Пешкова, в покушении на жизнь нового наркома НКВД Ежова, в помощи иностранным шпионам и еще много в чем. Однако ничего не помогло, суд приговорил его к расстрелу.

Продолжил дело Генриха Ягоды пришедший ему на смену нарком Николай Ежов. Сначала он избавился от старой команды. Были расстреляны и посажены в тюрьму 325 ближайших сподвижников Ягоды и он сам. За это и другие «успехи» в июле 1937 года Ежов был награжден орденом Ленина, а город Сулимов переименован в Ежово-Черкесск. При нем репрессии достигли своего пика. Если в 1936 году чуть ли не ежемесячно десятки членов ЦИК СССР отправляли в лагеря, то простых людей сажали тысячами. Но вскоре кара постигла и самого Ежова. 10 апреля.

На суде он отверг все обвинения в антипартийной деятельности и шпионаже, которые признал в ходе следствия. Но в тоже время заявил: «есть и такие преступления, за которые меня можно расстрелять. Я почистил 14 тысяч чекистов. Но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил. Везде я чистил чекистов. Не чистил их только в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе. Я считал их честными, а на деле же получилось, что я под своим крылышком укрывал диверсантов, вредителей, шпионов и других мастей врагов народа». 4 февраля 1940 года Н.И.Ежов был расстрелян.

Лаврентий Берия начал свою деятельность на посту наркома внутренних дел многообещающе. В 1938 году им было подписано постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В соответствии с ним запрещались массовые операции по арестам и выселению, предписывалось производить аресты только по постановлению суда или с санкции прокурора, ликвидировались судебные «тройки». В результате из тюрем и лагерей скоре было освобождено немало безвинных людей. Напротив, отдавались под суд за безосновательные массовые аресты сотрудники правоохранительных органов. Однако в целом машина репрессий не замедлила свой ход, а стала лишь работать равномерней. Для сравнения: если в 1936г в лагерях находилось 1296 тыс. заключенных, то в 1941г – 2 300 тыс. и 1953г. – 2 526 тыс.

В 1946 году Берия ушел с поста руководителя НКВД и сосредоточился на работе в ЦК ВКП (б). Однако после смерти Сталина он, имея далеко идущие планы, сначала в четвертый раз объединяет МГБ и МВД СССР, а потом вновь становится руководителем этого ведомства. Свое второе пришествие Берия снова ознаменует громкой «либеральной» акцией. 27 марта 1953г. ПВС СССР принял Указ об амнистии, согласно которому подлежало освобождению из лагерей и колоний 1 181 264 человека. Были также сняты паспортные ограничения в 340 городах страны.

Однако довести свои планы до логического завершения Берии не удалось. 26 июня 1953г. он был арестован. А уже 23 декабря этого года ему зачитан приговор, согласно которому он обвинялся в заговоре с целью использования органов внутренних дел против Коммунистической партии Советского правительства, а также в множестве других преступлений. И в этот же день Лаврентий Берия был расстрелян.

Конституции СССР 1936 года определяла, что социалистическая собственность является экономической основой советского строя, которая нуждается во всемерной охране. Для решения этой задачи были созданы специальные подразделения милиции по борьбе с хищениями социалистической собственности и спе­куляцией (БХСС).

Быстрое развитие транспорта поставило перед милицией новые за­дачи по охране правопорядка, борьбе с хищениями и другими преступле­ниями на транспортных коммуникациях. В 1937 году были образованы отделы железно­дорожной милиции. Несколько позже отделы (отделения) милиции были созданы в портах и на пристанях.

Органы милиции по-прежнему самое серьезное внимание уделяли борьбе с детской безнадзорностью и преступностью среди несовершенно­летних. В 1940 году с учетом опыта, накопленного в этой сфере деятельно­сти, при отделах службы в управлениях милиции были созданы специаль­ные подразделения по профилактике и предупреждению правонарушений среди подростков, по работе с несовершеннолетними. На органы милиции возлагались обязанности, согласно которым они должны были тщательно выяснять конкретные причины детской беспризорности и безнадзорности, внимательно обследовать бытовые условия несовершеннолетних правона­рушителей, оказывать помощь семьям, в которых родителям трудно было воспитывать детей, привлекать для этого общественность.

Олег Логинов

Предыдущая частьСледующая часть

 

Оставьте отзыв