Сайт содержит материалы 18+
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on linkedin
Share on google
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ «БИТВА ПРИ ХЬЕРУНГАВАГЕ» (BATTLE OF HJORUNGAWAGA). По версии Олега Логинова

Поделитесь записью
Share on vk
Share on facebook
Share on odnoklassniki
Share on twitter
Share on google
Share on linkedin
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on email

ФОТОРЕЙТИНГ «БИТВА ПРИ ХЬЕРУНГАВАГЕ»

(BATTLE OF HJORUNGAWAGA).

По версии Олега Логинова

Битва при Хьёрунгаваге (Hjörungavágr) — полулегендарное морское сражение, состоявшееся в 986 году между норвежским ярлом Хаконом Могучим  и датским флотом под предводительством йомсвикингов.

ПРЕДИСТОРИЯ

Ярл Хакон Могучий одно время считался вассалом конунга датчан Харальда Синезубого. Однако после того как ярл отрекся от христианства, Харальд снарядил поход в Норвегию и сжег много дворов. Затем конунг повернул домой, а Хакон велел людям снова селиться по всей стране и больше не платить податей датчанам. Вскоре Харальд умер, конунгом датчан стал Свен Вилобородый. Он водил дружбу с йомсвикингами. На большом пиру в память о Харальде йомсвикинги, сильно охмелев, дали обет пойти походом на Норвегию и убить ярла Хакона.

ХОД СРАЖЕНИЯ

Ярл Сигвальд, предводитель йомсвикингов, решил идти в Норвегию сразу по окончании пира. В поход с ним собрались его брат Торкель Высокий, Буи Толстый, брат Буи Сигурд и Вагн сын Аки. Свен Вилобородый дал им в помощь несколько десятков кораблей.

Благодаря попутному ветру йомсвикинги быстро добрались до Норвегии и стали грабить побережье, поднимаясь все выше на север. Ярл Хакон тем временем собирал войска, а на помощь ему с севера шел его сын Эйрик. Наконец, во время очередного грабежа йомсвикинги пришвартовались в Харейдландете.  Когда они собирались ограбить хлев, хозяин сказал им, что поблизости находится ярл Хокон с несколькими кораблями: «Я не знаю, один у него корабль или два, во всяком случае не более трех». Йомсвикинги «заглотили наживку». Они начали обшаривать побережье и наткнулись в Хьёрунгаваге на Хокона. Но  «не с одним кораблем, а с полутора сотнями кораблей».

Им стало ясно, что флот Хакона значительно превосходит их. Но они отважно вступили в бой.

НАЧАЛО БИТВЫ

Глава йомсвикингов ярл Сигвальд и ярл Хокон встали в центре своих армий, имея 20 и 60 кораблей соответственно. Сын ярла Хокона, Эйрик Хоконссон, который командовал таким же количеством кораблей, как и его отец, выступил против вражеского флота из 20 кораблей, которым командовали братья Буи Толстый и Буи Сигурд.  На противоположном конце построеная находился Вагн Окессон с еще 20 кораблями. На Вагна напал брат Эйрика, Свен Хоконссон, который также командовал 60 кораблями. Однако при этом следует учитывать, что у йомсвикингов корабли были больше и соответственно на них размещалось больше воинов.

Закипела жестокая битва, и каждая из сторон сражалась храбро и отчаянно, а на ярле Хаконе нагрудник разлетелся вдребезги, и он сбросил его. Поначалу йомсвикинги стали теснить противника — поддался фланг, которым командовал Свен. Но тогда на помощь ему пришел Эйрик, и уже йомсвикинги стали отступать. После этого поддался другой фланг норвежцев, где атаковал Буи, и Эйрику пришлось помогать уже там.

В «Саге об йомсвикингах» рассказывается:

Два флота сошлись и началась жаркая битва, все сражались, не жалея себя. Говорят, что самая страшная сеча шла между Сигвальди и ярлом Хаконом — ни одна сторона не уступала другой. Не видно было побеждающего и в схватке ярла Эйрика с Вагном. А на другом фланге Буи и его брат наносили противнику столь могучие удары, что все бежали от них. Там корабли сцепились, и Буи устроил переполох в рядах ярловых войск. Когда ярл Эйрик это увидел, он тут же развернул свой отряд и атаковал Буи. Битва продолжалась. Все, что смог сделать ярл в этот момент, это снова выровнять ряды своих кораблей.

Затем ярл Эйрик услышал рев Вагна и его людей, двинулся туда. Тут ярл совершил истинный подвиг и, убивая всех врагов подряд, прорвал их ряды так, что разогнал всех противников на этой стороне. Его корабль Железный Бок напал на отряд Вагна, и битва снова закипела. Все, кто был там, согласны, что не видывали рукопашной схватки, свирепее этой.

Тогда Вагн и Аслак Камнедробитель прыгнули на палубу корабля Эйрика и устроили с двух сторон там такую резню, что все попятились от них. Аслак был без шлема, но оружие отскакивало от его головы, как будто то был кусок китового ycax. Погода стояла отличная, и солнце припекало, многие сбросили одежду. Вагн и Аслак убили многих на корабле ярла, который без толку кричал на своих людей. Наконец Вигфус Вигаглумссон схватил тяжеленную наковальню и метнул ее в голову Аслаку. Острый конец наковальни попал ему в голову, и тут Аслак рухнул мертвым. Тем временем Вагн шел с другой стороны, круша на своем пути всех и вся. Торлейв Поморник бросился на него и ударил своей дубиной. Удар пришелся на шлем и был столь могуч, что шлем раскололся. Вагн прислонился к планширу и заколол Торлейва мечом. Затем он прыгнул за борт на свой корабль и продолжил храбро биться.

ПЕРЕЛОМ В СРАЖЕНИИ

Уильям Вебб (William Webb). «Битва при Хьёрунгаваге, конец X века».

Ярл Хакон, понимая, что битва складывается не в его пользу, вышел на берег острова Примсигнд и пошел в лес.

В «Саге об йомсвикингах» о дальнейшем рассказывается так:

«Он оборотился лицом к северу, пал на колени и стал молиться. В своих молитвах он призывал свою небесную покровительницу Торгерд, Невесту Хельги. Но она гневалась и оставалась глуха к его мольбам. Она отвергла его жертвы, и Хакон понял, что дела хуже, чем он думал. Он даже предложил ей человеческие жертвы, но и их она отвергла. Наконец, он предложил ей своего седьмого сына Эрлинга, и эту жертву она приняла. Ярл отдал мальчика рабу Скофти, чтобы тот убил его».

После этого жертвоприношения на севере вдруг стали собираться тучи, и начался шторм. Йомсвикинги метали стрелы и копья, но снаряды относило в их сторону. Тогда ярл Сигвальди сказал, что он не давал обет биться с троллями, и отступил.

За ним последовали его брат Торкель. Сигвальд крикнул Вагну и Буи, чтобы и те отступали. Вагн же сказал, что их предводитель достоин всяческого презрения, раз отступает.

Леон Гудман. «Битва при Хьорунгавагре» (Вагн бросает свое копье в отступающий корабль Сигвальди, но промахивается и попадает в Рулевого).

При этом Вагн метнул копье в бегущего с поля битвы своего военачальника Сигвальда, но попал в его рулевого и тот упал мертвым за борт. Однако явный перевес после ухода 24 кораблей йомсвикингов оказался на стороне норвежцев.

О дальнейшем в «Саге об йомсвикингах» рассказывается так:

«И тут Торкель Длинный прыгнул со своей ладьи на корабль Буи и неожиданно рубанул его. Никто не успел и глазом моргнуть. У Буи оказались отрублены губы и подбородок, так что во все стороны полетели зубы. Буи выговорил: «Пожалуй, датская женщина в Борнхольме, чего доброго, откажется теперь меня целовать!» Буи ответил ударом на удар. Торкель поскользнулся на палубе и, пытаясь уклониться, упал. Но удар застиг его лежащим и перерубил талию, так что две половины Торкеля и остались лежать порознь. Тут же Буи схватил сундучки с золотом и заорал: «За борт, люди Буи!» — и прыгнул в море со своим золотом».

Причем, говорят, что Буи подхватил под мышки свои шкатулки с золотом обрубками рук, поскольку кисти ему отрубили. А когда он опустился на дно, то превратился в морского змея, который на большой глубине охраняет свое золото.

А между тем, Вагн и его люди продолжали драться. Все, кто еще мог сражаться из йомсвикингов, собрались на его ладье. Ярл Эйрик и многие другие хевдинги норвежцев бросились на них со своими дружинами, и там завязалась сеча. Люди Вагна погибали один за другим. Остались в живых лишь восемьдесят из них. Когда пришла ночь и стало так темно, что невозможно стало сражаться, ярл Эйрик отозвал всех своих людей, и они отплыли поодаль. Они поставили охрану у своих кораблей и позаботились о безопасности своего ночлега.

А тем временем Вагн и Бьёрн Уэльсец решали, что же им делать. Согласно Саге, Вагн сказал: «Мы должны или дожидаться здесь, пока рассветет, и тогда они нас захватят, или же высадиться сейчас на берег — устроить у них переполох, а затем постараться прорваться». Они взяли мачту и все 80 человек ухватились за нее, поплыли во тьме к врагам. Они доплыли до камней, но большинство из них на ногах не стояло от ран, холода и усталости.

Фрагмент картины Леона Гудмана

О дальнейшем в «Саге об йомсвикингах» рассказывается так:

«Когда рассвело, норвежцы сидели и перевязывали раны. Вдруг они услышали пение тетивы, и стрела поразила Гудбранда, родственника ярла, который тут же умер. Они бросились к ладьям и обыскали их. На корабле Буи они нашли еще живого Хаварда Дровосека, хотя у него были отрублены ступни. Он спросил: «Кого это я тут убил?» Ему ответили, кого. Хавард вздохнул: «Не та у меня удача, как хотелось, я-то метил сразить ярла». Его тут же убили».

Однако норвежцев было больше и человек сесьдесят йомсвикингов понимая безысходность своего положения, сдались. Их связали и увели от берега.

КАЗНЬ ЙОМСВИКИНГОВ

В «Саге об йомсвикингах» рассказывается:

«Торкель Глина вызвался быть палачом йомсвикингов. Трех смертельно раненых из них отвязали от веревки, рабы схватили их, закрутив их волосы на палки. Торкель же собрался отрубать головы. Он сказал: «Ну, что, изменится цвет моего лица перед этим делом? Многие говорят, что так случается, когда человек обезглавит троих». Ярл Эйрик заметил: «По тебе этого не видать, цвет лица не меняется, но все же заметно — ты не совсем в себе».

Затем отвязали четвертого и закрутили его волосы на палку. Этот был очень тяжко ранен. Торкель спросил: «Что ты думаешь о своей смерти?» «Я готов к смерти, — прозвучал ответ, — ведь у меня та же судьба, что и у моего отца». Торкель поинтересовался, в чем там было дело. «Он погиб от одного удара». Тогда Торкель отрубил и ему голову.

Затем вывели вперед пятого. Торкель спросил и у него, что тот думает о смерти. Он ответил: «Я забуду законы йомсвикингов, если испугаюсь смерти и скажу слова о своем страхе. Никто не избежит смерти». Торкель отрубил ему голову. Он и его люди решили тогда задавать тот же вопрос каждому из пленных, перед тем как убить, дабы посмотреть, так ли храбры эти люди, как о них говорят. Они сочли бы достаточным подтверждением йомсвикинговской славы, коли ни один из них не скажет о страхе.

Шестого обреченного вывели вперед и накрутили на палку его волосы. Торкель задал ему тот же вопрос. Он ответил, что лучше умереть с достоинством, «а ты, Торкель, будешь жить с позором». Торкель отрубил ему голову.

Когда вышел седьмой, Торкель повторил свой вопрос. «Я не боюсь смерти, — заявил этот йомсвикинг. — Но сделай одолжение, нанеси мне быстрый удар. Вот у меня в руке нож. Мы, йомсвикинги, частенько спорили, может ли человек что-либо осознавать, если ему очень быстро отрубят голову. Давай-ка, попробуем. Если, расставшись с головой, я воткну нож, значит, я что-то еще чувствовал, а если он упадет — то ничего». Торкель ударил и голова жертвы покатилась, упал и нож.

Затем подняли восьмого, и Торкель повторил вопрос. Когда над ним занесли оружие, он сказал: «Овца». Торкель взял его за руку и спросил, что он сказал. Тот ответил: «Если бы не те овцы, что вы позвали вчера, мы бы вас побили». «Странный парень», — сказал Торкель и обрушил на него удар.

Затем тот же самый вопрос Торкеля услышал девятый пленник. Он ответил: «Я также безразличен к смерти, как мои сотоварищи. Но я не дам себя забить, как овцу. Я встречу удар лицом к лицу. Ударь прямо в лицо и гляди хорошенько, побледнею ли я, — мы и об этом часто спорили». Ему это позволили, Торкель стал с ним лицом к лицу и ударил его по голове. Тот не побледнел, но глаза его закрылись, когда смерть настигла его.

Затем вывели десятого, и Торкель повторил вопрос. Тот ответил: «Подожди-ка, пока я облегчусь». «Разрешаю», — сказал Торкель. Когда тот закончил свое дело, то заявил: «Обстоятельства нарушают наши намерения. А собирался-то я переспать с Торой Скагадоттир46, женой ярла». И он завязал битаны — веревочки на штанах. Ярл Хакон сказал: «Рубите ему голову без разговоров, у него безнравственные помыслы». Торкель отрубил ему голову.

Следующим вывели юношу с золотыми волосами. Торкель задал ему свой вопрос. Он ответил: «Это было лучшее дело моей жизни. Мне бы очень хотелось совершить еще такое же, не хуже тех, кто пал прежде меня. Но я не хочу, чтобы меня вели на смерть рабы, а пусть это будет воин не менее знатный, чем ты. Найди кого-нибудь, это легко. И держите волосы подальше от шеи, а то волосы мне кровью перемажешь». К нему подошел дружинник и намотал его волосы себя на руки. Торкель замахнулся мечом. Тогда юноша резко откинулся назад, и удар пришелся по рукам державшего его воина. Торкель отрубил ему обе руки по плечи. Юноша встал и спросил: «Чьи это руки зацепились за мои волосы?» Ярл Хакон сказал: «Нехорошо получилось, убейте его и всех остальных, с этими людьми нельзя по-хорошему». Ярл Эйрик добавил: «Надо узнать сначала, кто они. Кто ты, юноша?» Тот представился: «Меня зовут Свен». Ярл спросил: «А кто твой отец?» Он ответил: «Известен как сын Буи». Ярл спросил: «И сколько же тебе лет?» Тот ответил: «Если переживу этот год, будет восемнадцать». Ярл ответил: «Переживешь» — и объявил его своим дружинником. Ярл Хакон сказал: «Не пойму, зачем оставлять его в живых, коль он причинил нам такой позор, но решать тебе. Продолжаем рубку голов!»

Кристиан Крог. «Освобождение пленных Эйриком после битвы при Хьёрунгаваге»

Наконец, отвязали очередного йомсвикинга, но ноги ему связали. Он был молод, могуч и очень ловок. Торкель спросил, что он думает о смерти. «Это-то меня не волнует, — ответил он, — но вот я выполнил только первую часть клятвы, осталась вторая». Ярл спросил, как его зовут. «Я зовусь Вагн», — отвечал он. «А кто твой отец?» — снова спросил ярл. Тот ответил, что он сын Аки. Ярл снова спросил: «Что это за клятва, которая не дает тебе спокойно умереть?» «А такая, — рассказал он, — что обещал я по прибытии в Норвегию, что возлягу с Ингеборг, дочерью Торкеля Глины, без согласия ее родственников, а самого Торкеля убью». «Не бывать этому!» — закричал Торкель. Он бросился к нему и ударил мечом, который держал обеими руками. Но Бьёрн Уэльсец толкнул Вагна ему под ноги, так что Торкель покатился наземь. Удар пришелся мимо, и Торкель замешкался. Он выпустил меч, который, отлетая, рассек путы Вагна. Вагн вскочил, схватил меч и зарубил Торкеля Глину. Вагн заявил: «Теперь я выполнил еще одну часть клятвы, я доволен!» Ярл Хакон закричал: «Убейте его, не дайте убежать!» Ярл Эйрик вмешался: «Он не собирается никого больше убивать». Ярл Хакон сказал: «Тогда я не буду вмешиваться, раз ты все собираешься решать сам». Ярл Эйрик подытожил: «Вагн — великий воин, и я думаю, он заменит Торкеля Глину». Тогда Вагн сказал: «Только если всех нас пощадят, я приму жизнь. У нас будет одна судьба».

Вагн выжил в битве, покрыв себя славой, хотя и был взят в плен. Он согласился присягнуть врагу и перейти на его сторону, если тот оставит в живых его бойцов. Любопытно, но его за это не порицали даже сами йомсвикинги — Вагна только что предал собственный правитель, бежавший с поля боя, тем самым расторгнув их договор. Спустя некоторое время он и впрямь женился на дочери Торкеля.

*Использованы тексты из Википедии и других интернетресурсов.

Оставьте отзыв